Руководители «Тулгорэлектротранс» ответили на вопросы в суде по делу о мене Центрального стадиона на депо

В Советском районном суде по делу о 60-ти миллионном ущербе, причиненном договором мены помещений Центрального стадиона на депо допрошено пять свидетелей. Следующим в суд будет вызван бывший глава администрации города Тулы Евгений Авилов.

Руководители «Тулгорэлектротранс» ответили на вопросы в суде по делу о мене Центрального стадиона на депо
Здание Советского районного суда. Руководители «Тулгорэлектротранс» ответили на вопросы в суде по делу о мене Центрального стадиона на депо. Фото: МК в Туле

Третье судебное заседание по делу в отношении зампредседателя комитета имущественных и земельных отношений администрации города Тулы Татьяны Силаевой состоялось 16 марта 2021 года в Советском районном суде. Чиновнице вменяют превышение должностных полномочий, повлекшее значительный материальный ущерб. Наказание по ч. 3 ст. 286 УК РФ предусмотрено только в виде лишения свободы. Сегодня в суде допросили троих свидетелей:

Бывшего в 2014-2017 годах директором МКП «Тулгорэлектротранс» Валерия Симаковича, действующего директора предприятия Алексея Марушкина и главного бухгалтера МКП Светлану Игумнову, которая работает в должности с 20 февраля 2020 года.

Допрос свидетеля Валерия Симаковича начала сторона обвинения:

- В какой период и в какой должности вы работали в «Тулгорэлектротранс»?

- Работал на данном предприятии в течение 3 лет с декабря 2014 года по декабрь 2017 года. Порядка 1,5 лет исполняющим обязанности руководителя предприятия, затем был назначен директором.

- Какие обязанности исполнял руководитель предприятия?

- Руководил коллективом, организовывал хозяйственную деятельность, выполнял транспортные работы в Туле.

- Какие задачи ставились вами, как руководителем?

- Обеспечивал бесперебойную работу транспорта: трамваев, троллейбусов и автобусов, выводил предприятие к устойчивому финансовому положению. Ситуация у предприятия была сложная финансовая.

- Чем это было вызвано?

-Такой был результат на момент моего прихода. Я пришел на предприятие в декабре. По итогам 2014 года такой был достигнут финансовый результат предыдущим руководством.

- Что имелось у предприятия: трамвайное, троллейбусное депо? Что они собой представляли, где располагались.

- В оперативном управлении предприятия находилось троллейбусное депо на улице Луначарского, трамвайное депо и служба автобусного транспорта на улице Оборонной.

- Что располагалось на Оборонной?

- Это был комплекс зданий, находящийся в удовлетворительном состоянии. Понятно, что в целом он не полностью соответствовал требованиям по оборудованию автобусного парка. Тем не менее, позволял выполнять задачи по нахождению автобусного парка, по ремонту.

- Какие вложения необходимо было провести в данное депо?

- Так тяжело сказать, какие вложения. Требовалась определенная экспертиза. Вложения требовались. Сколько, затрудняюсь ответить.

- Что вам известно о договоре мены недвижимого имущества?

- Я пришел на предприятие 22 декабря 2014 года, 23 декабря на меня были возложены обязанности директора предприятия. 24 декабря, на второй день исполнения моих обязанностей руководителя, ко мне прибыла заместитель по правовым вопросам Злобина. Она принесла проект обращения. Я прочитал. Это было обращение, якобы я прошу комитет от моего имени заключить договор мены. Конечно, я как новый руководитель, ранее не работающий на предприятии, у меня возникла масса вопросов: к чему обязывают предприятие? Мне было сказано Злобиной, что данная работа была проведена до моего прихода предыдущим руководством, подписание обращение являлось формальностью, потому что решение было принято, включая руководство города. Это было формальное обращение для наполнения комплекта документов с целью выхода постановления. Я понимал, что по договору мены должна была перейти территория депо, которая была не в очень хорошем состоянии. Там размещалась служба автобусного парка. Она должна была отойти в замен. У меня возник опрос: где будет размещаться автобусный парк, потому что других площадок на тот момент не было.

- Какая была цель у договора?

- На уровне города было принято решение о том, что Туле необходим был стадион «Арсенал» для подготовки команды. Конечно, меня такие ответы не удовлетворили. Я позвонил собственнику имущества – Авилову и задал те же вопросы. Попросил подтвердить слова Злобиной и спросил, где будет размещаться автобусный парк. Представьте, я работал второй день. Он подтвердил слова Злобиной, сказал, что это задача комитета – то есть учредителю предприятия такая задача была поставлена. Мне было сказано, что автобусный парк будет либо построен, либо арендован, либо куплен. Получив информацию, все-таки это глава, конечно, я позвонил Татьяне Сергеевне Силаевой. Задал ей те же вопросы. На тот момент она была руководителем комитета. Она сказала, что комплект документов - формальность, работу проводили, оценку, провели, за это заплатило предыдущее руководство. Насчет новой площадки Силаева подтвердила слова Авилова.

- Не обозначались определенные места?

- На момент моего звонка – нет. Авилов мне сказал, не переживай, не оставим тебя. Больше конкретики не было. Я был заверен в том, что территория силами города будет найдена. Получив команду от двух руководителей, я подписал обращение. Затем через некоторое время пришло постановление, где было четко расписано, кому передать, кому оформить, были расписаны задачи. Требования постановления главы города выполнили.

- С кем бы заключен договор?

- Выступало 3 стороны: комитет в лице Силаевой, Злобина и я. Меня смущало, что Злобина была замом по правовой работе, и она же выступала стороной договора. Я задал вопрос Силаевой, нет ли в этом ничего незаконного? Силаева мне ответила, что нет, все нормально. Я подписал обращение. Все быстро оформили. Я оценивал сумму. Оценил примерно, насколько позволяло время, сумма мне не показалась критичной для аренды комплекса. Я приехал после посмотреть на площадку на Железнодорожном. Там был административный комплекс, гараж на 4 машины, автобусы туда бы не вошли, других коммуникаций не было. На той площадке вести деятельность было нельзя. На балансе тогда стояло порядка 190 автобусов, размещение такой массы технической средств на этой площадке было невозможно.

- Где фактически автобусный парк располагался?

- После заключения договора мены Злобина была готова за символическую сумму до 100 тысяч предоставить в аренду.

- А вы не интересовались у Злобиной, чем она руководствуется?

- Здесь была инициатива по заключению договоров КИЗО. Потом сумма увеличилась.

- Насколько увеличилась сумма арендных платежей и в связи с чем?

- По первому договору было до 100 тысяч, потом 100 с чем-то тысяч, а потом она увеличилась существенно, когда Злобина свою позицию выражала. Все договоренности приходили из КИЗО.

- По чьей инициативе увеличились платежи?

- В городе таких площадок не было, мы вынуждены были арендовать хоть какую-то площадку. Я не знаю, решение принимал собственник.

- Оценка проводилась суммы платежей, арендной платы?

- Не могу я сказать точно, но, когда сумма начала увеличиваться и резко пошла вверх, конечно, оценку проводили. На первом этапе предлагалась сумма аренды сразу после договора мены. Договор мне давался из КИЗО, не могу сказать.

- То есть согласованный договор вы уже видели?

- Конечно.

- Понесло ли «Тулгорэлектротранс» в результате сделки, какие-либо убытки? Целесообразно ли было заключение данного договора?

- Посчитать убытки я не могу. У предприятия была площадка, где функционировал автобусный парк. Она была в непригодном состоянии, но она функционировала. По договору мены нам должны были предоставить площадку, но по факту ее не предоставили. Конечно, предприятие лишилось хотя бы и такой площадки. Альтернативной в городе площадки не было. Жизнь показывает, что ее и сейчас нет. По просьбе КИЗО, я выезжал на площадку на Чмутова, которая находится на территории бывшей воинской части. Были здания, коммуникации, но везде готовых площадок не было, везде требуются вложения.  Ущерб оценить сложно.

- Арендную плату предприятие платило из собственных средств или из субсидий?

- Субсидии всегда носили целевой характер. Они давались на компенсацию и так далее. Тогда финансовая составляющая начала налаживаться. Конечно, у нас появилась возможность, даже с учетом роста арендной платы, платить из собственных средств.

- В указанный период вами рассматривались какие-либо варианты для размещения транспорта на иных площадках, применялись ли какие-то меры, ставили ли в известность администрацию города?

- Хочу отметить, что своего имущества у предприятия не было. Все находится в оперативном управлении. Комитет привлекал экспертов в качестве осмотра площадки. Я назвал их частично. Мы периодически выезжали осматривать, но по итогу все они не подходили. Примерно, около 4 площадок посмотрели. Без капитальных вложений ни одна площадка не подходила. По каждой площадке есть характеристика.

- Известно ли вам от кого происходила инициатива заключения договоры мены?

- Сказать не могу точно, но информацию первоисточника Злобиной мне подтвердили Авилов и Силаева. Было в городе совещание, в ходе которого было принято решение о передаче стадиона городу. Я команды получал от двух руководителей – от Авилова и Силаевой. Другие должностные лица задач мне не ставили.

Защита:

- Что значит команда? У вас прямое подчинение есть Авилову или Силаевой?

- Конечно, я им подчиняюсь.

- Каким образом?

- Исходя из того, что у меня все имущество находится в оперативном управлении, собственником имущества является администрация города. Авилов – глава администрации города. Подчиняюсь ли я Силаевой? Она является учредителем предприятия. А я подчинен учредителю.

- Есть учредитель. Есть собственник. Во всех корпоративных отношениях отношения между руководителем юридического лица и его собственником – акционером, участником ООО, учредителем - регламентируются путем решения собственника о том, что руководитель юридического лица должен сделать то-то, разрешить руководителю сделать то-то, обязать руководителя. Решение собственника, не Злобиной, на момент этого обращения, у вас было в письменном виде?

- Команды отдаются как письменно, так и устно.

- Ответьте прямо, решение собственника об отчуждении было путем мены?

- Основанием для меня являлось постановление администрации города. Это был официальный документ. Какой еще должен был быть для меня документ. Я думаю, их не существует. Я получил документ. На этапе подписания я работал второй день, предприятие, куча проблем, было у нас катастрофическое состояние. Конечно, получив, информацию Злобиной, я начал опрашивать всех руководителей, подтверждать правомерность. Каждый из руководителей мне сказал, не переживай, все нормально. Какое основание у меня было не исполнять команду руководителей.

- А вы как руководитель считаете, что вы несете ответственность за принятое вами решение?

- Я работаю руководителем давно. И не первую компанию возглавляю. Конечно, руководитель с первого дня работы несет ответственность. Соглашусь, это бесспорно. На тот момент приходилось оперировать той информацией, которая была. Это была не моя инициатива. Была команда Силаевой и Авилова подписать документ. Какие вопросы ко мне?

- Руководитель любого юридического лица обязан действовать добросовестно и разумно, должен быть заботливым и осмотрительным при совершении действий в отношении предприятий. А вот такой вопрос не рассматривали. Вы позвонили Авилову, он сказал, да, не переживайте. Вопрос согласован, подыщем. А вы – Евгений Васильевич, а давайте мы отложим вопрос по мене до того момента, когда мы найдем равноценную замену депо, которое мне предложено отдать.

- Вопрос не ко мне. Имуществом города распоряжается комитет, а не предприятие. На мой взгляд, я проявил должную осмотрительность. Я не подписал этот документ сразу, оперируя информацией Злобиной. Я начал выяснять. Скажу больше, я еще в первый день взял заместителя по эксплуатации Дмитрия Ковалева, мы проехали, территорию посмотрели. Да, у меня были вопросы. Я его задал руководителю.

- Какую территорию осмотрели?

- Депо на Оборонной. Я попросил Злобину, она принесла проектное обращение, подпишите, надо срочно. Я говорю, нет, подождите. Увидел стены, через год я узнал, что списывать его собирались. Покрытия не было, рельсы торчали, щебенкой все это подсыпали, но люди работали. Какие-то цеха из депо были переоборудованы. Там были отклонения, но предприятие жило и работало.

- Снова возвращаюсь к вопросу: Предприятие работало, вы второй день в МКП, сделка по мене получается через несколько лет после того, как вы становитесь руководителем. Стоило ли так спешить в канун Нового Года? Может быть, не стоило слушать Злобину, которая сказала, мне надо, подпишите. Не слушать Авилова, а попросить время для того, чтобы вникнуть и оценить? Это же не Злобина ставит свою подпись на обращении. От вас исходит инициатива, как от руководителя о совершении мены. Не входит ли в противоречие задача вашего руководства при совершении сделки, которая лишает предприятие того имущества, которое ему жизненно необходимо для работы.

- Я информацию получил от трех источников. Дали мне команду. Я понимал, что сделка – формальность. Не переживай, мне было сказано. Работая в другой структуре, я примерно представлял, как готовится постановление. Оценить факт, что я ухудшаю условия. Я хочу сказать, откуда я знал, что мне даст город? Бдительность я проявил. Опросил, уточнил, получил полную информацию. Замечаний никаких не было по моей работы.

- Вы говорите КИЗО - КИЗО - КИЗО, но первому вы позвонили Авилову.

- Он владеет имуществом.

- Но он вышестоящее имеет положение, чем КИЗО.

- Авилов подтвердил слова Злобиной. Все были в курсе. Предварительная работа проведена.

- Я так понимаю, что на момент звонков у вас сложилось впечатление, что фактически решение уже принято до факта?  

- Не просто сложилось впечатление, мне говорили об этом прямо. Денег предприятию не хватало, 65 тысяч заплатили за оценку.  Это же не игрушки. 

- Давайте вернемся к первому договору аренды. Ваша честь, мы этот договор предъявляли на прошлом заседании, он подписан Валерием Симаковичем. Я бы хотел, чтобы он с ним ознакомился. Вот вы об этом договоре говорили? Договор от 31 декабря 2014 года.

- Да.

- А с чего вы взяли, что документ был обработан комитетом.

- Потому что мне его передала Злобина и сказала, что комитет подготовил.

- И вы поверили?

- Причем Силаева мне говорила, что Злобина как собственник готова передать за символическую стоимость в аренду территорию. Еще раз говорю, альтернативных площадок не было.

- Насчет того, что комитет оформлял этот документ, у меня большие сомнения. В связи, скажем так, с юридической его нечистотой. Здесь даже в самом названии аренда нежилых помещений, когда предметом является здание. Это грубейшая некорректность. Вот вы сказали, что вы с замом съездили в депо, увидели, что требуются вложения. Кто определил перечень объектов имущества, подлежащих вам в аренду?

- Это было все постановление главы.

- Нет, постановление главы было об отчуждении. Вот это все вы продали Злобиной. Кто определил необходимость возврата всего этого имущества на правах аренды?

- У меня имущество находилось в оперативном управлении. Я подготовил документ по поручению, который включался в общий комплект. Решение пропускать, не пропускать - было решение комитета. Предприятие не готовило этот документ.

- Вы ознакомились с документом, когда подписывали?

- Конечно.

- А зачем предприятию теплица?

- Есть такое понятие – транспортная безопасность.

- Теплица относится к ней?

- Нет, теплицы относится не к ней. Как мне было объяснено, сдавался комплекс. Откуда я знаю, зачем там теплица. Огурцы мы не выращиваем. Для меня, как для руководителя, главное – обеспечение транспортной работы.

- Теплицу можно было исключить? Вы же руководитель.

- Я был руководителем второго дня.

- Почему символические деньги – 99 тысяч рублей - потом превратились в 9 млн 221 тысячу за весь срок аренды?

- Я не могу ответить. Все договоры готовил комитет.

- Где здесь комитет?

- Не могу сказать. Не я определял цену. У меня были заместители, в том числе зам. по правовой работе. Оценка проводилась.

- А кто оценку заказывал?

- Я не знаю. Все проходило под контролем комитета.

- Заключаются договоры, а площадки до сих пор нет. Исходила ли от вас инициатива, как от руководителя, который несет ответственность за предприятие, с просьбой предоставить площадку?

- Я же ездил, осматривал разные площадки. Обращался устно к главе администрации.

- Вы знаете, кем готовился документ из комитета?

- Я не знаю, мне Злобина об этом сказала.

Татьяна Силаева также задала несколько вопросов свидетелю:

– Обращалось ли предприятие в комитет о согласовании крупных сделок в рамках своей хозяйственной деятельности?

- Предприятие постоянно проверялось комиссией, все согласования проходили.

- Порядок согласования крупных сделок вам известен?

- Этим занимается зам. директора по правовым вопросам и снабженцы.

- Какие документы прикладываются к вашему обращению о согласовании крупной сделки?

- Затрудняюсь ответить.

- Вы получили базу на улице Железнодорожной, почему вы не стали ее развивать?

- По вашему поручению я выехал туда, оценил, она была непригодной для парка. Просто взять и перевести на эту территорию автобусы было нельзя. Она требовала серьезных финансовых вложений для того, чтобы на нем можно было разместить 194 автобуса. На момент мены на нем даже не было асфальтового покрытия, коммуникаций, здание административного центра было маленькое.

Затем был допрошен второй свидетель – действующий директор МКП «Тулгорэлектротранс» Алексей Марушкин 1986 года рождения.

Марушкин рассказал, что стал директором 27 декабря 2017 года, а в 2018 году собственник арендуемых помещений на Оборонной 102 попросил освободить занимаемые пространства. Переехали на Новомосковское шоссе.

В 2018 году арендная плата составила 2 млн 35 тысяч в месяц. Заключен долгосрочный договор.

О заключенном в 2014 году договоре мены муниципального имущества Марушкин «особо ничего» не знал. После того, как началось следствие и были запрошены документы, он «вошел в курс дела».

«Площадка для размещения автобусного парка необходима. У нас три вида транспорта: троллейбусы, трамваи и автобусы. Троллейбусы и трамваи у нас стоят на собственной территории, автобусы – на арендованной. Автобусный парк – это территория повышенной опасности и особого контроля. Есть определенные нормы и требования», - пояснил Марушкин.

Площадка на Оборонной строилась под другой вид транспорта. Постройки старые и ветхие, не везде был асфальт. Зимой постоянно образовывались наледи, на которых буксовали автобусы.

Защита: Если эта база была так необходима для МКП «Тулгорэлектротранс», почему никто из руководителей не оспорил совершенную сделку мены?

Марушкин: На каком основании?

Защита: Стоянка не отвечала требованиям автобусного парка?

Марушкин: Не отвечала.

Силаева: Обращались ли вы в с просьбой подыскать вам иную площадку? Вас устраивает размер арендной платы за Новомосковском шоссе?

Марушкин: Не устраивает. Что касается размещения автобусного парка, то оно оптимально с точки зрения зональности расположения и имеющейся инфраструктуры. Бремя содержания территории лежит на собственнике.

В настоящее время, по словам Марушкина, в Туле проектируют новую автобусную базу.

По этому вопросу, сообщил свидетель,  было проведено совещание с участием бывшего градоначальника Евгения Авилова, бывшего его заместителя по транспорту и дорожному хозяйству Алексея Крыгина, замначальника управления градостроительства и архитектуры Дениса Гальперина. Было принято решение и на 2020 год выделены деньги на проектирование, но из-за пандемии деньги эти были с бюджета сняты.

«Это же не сумку дома взять или снять другую квартиру! – сказал Марушкин. - Это 500-600 человек, это непрерывный цикл производства».

Следующее заседание по делу назначено на 23 марта 2021 года.

Читайте по теме:

16 марта в тульском суде допросили еще троих свидетелей по делу об обмене Центрального стадиона на депо

«Подпись не моя»: 11 марта в Советском районном суде Тулы допросили свидетелей по делу Татьяны Силаевой

Советский суд Тулы продолжает рассматривать дело Татьяны Силаевой: новые подробности

2 марта тульский суд начал рассматривать дело об обмене Центрального стадиона Тулы на депо