Оружие на все времена

Кто сказал, что пулемет «Максим» изобретен американцем? Это неправда.

30.01.2013 в 12:28, просмотров: 9786

Вообще-то аглицким блохам в Туле не везет. Их начали здесь подковывать еще во времена Левши. Ну а сто лет назад туляки взялись ковать и перековывать величайшее изобретение Хайрема Стивенса Максима.

Оружие на все времена
«7,62-мм станковый пулемет Максима обр.1910 г.» на станке Соколова

Пацифисты были против

Что именно изобрел человек по фамилии Максим, легко догадаться. Да-да, тот самый пулемет, на фоне которого мы привыкли видеть Петьку с Чапаевым. Гениальность этого оружия сравнима разве что с автоматом Калашникова. «Максим» использовался в обеих мировых войнах, а последний раз из него стреляли на Даманском полуострове, во время советско-китайского конфликта 1969 года. Сам Максим был человеком увлекающимся. Странно представить, но мышеловку придумал тоже он. А еще ментоловый ингалятор для лечения астмы. За изобретения в области электричества даже получил орден Почетного легиона во Франции. Незадолго до смерти увлекся разработкой летательных аппаратов…

Первый образец пулемета Максим сконструировал еще в 1873 году. Потом, поскольку идею не восприняли военные, на десять лет забросил его, и только в начале 1880-х взялся за доработку. На родине идея нового оружия никого не вдохновила, и тогда Максим предложил свое изобретение Великобритании. Там, в общем-то, тоже в восторг не пришли. Зато проявил коммерческое чутье барон Ротшильд, тот самый. Именно он согласился финансировать дальнейшую разработку пулемета.

Однако идея еще долго пробивала себе дорогу, ибо против нее были настроены и военные, и пацифисты. Последние называли пулемет негуманным оружием, вспоминая о трех тысячах зулусов, которых расстрелял небольшой отряд английских колониалистов во время вооруженного столкновения в Африке. Ну а недовольство военных лучше всех сформулировал российский генерал Драгомиров: «Если бы одного и того же человека нужно было убивать по нескольку раз, то это было бы чудесное оружие. На беду для поклонников столь быстрого выпускания пуль, человека довольно подстрелить один раз и расстреливать его затем вдогонку, пока он будет падать, надобности, насколько мне известно, нет».

Однако с 1899 года фирма «Сыновья Виккерс и Максим» стала поставлять пулеметы, переделанные под пулю от винтовки Мосина, в Россию. Сначала счет шел на десятки, потом на сотни. Ввиду большого веса – около 250 килограммов, пулемет отдали в подчинение артиллерии. Но вскоре грянула русско-японская война, и здесь-то «Максим» показал себя во всей красе. Однако полностью оснастить армию новым видом вооружения оказалось накладно – каждый «Максим» обходился казне около трех тысяч рублей. И тогда решили разработать свой пулемет на Императорском Тульском оружейном заводе.

Борьба с лишним весом

В 1902 году был заключен договор с фирмой «Виккерс», согласно которому в течение десяти лет за каждый изготовленный пулемет Россия платила по 50 фунтов стерлингов. А в Англию знакомиться с технологией производства отправили начальника инструментальной мастерской, капитана гвардии Павла Третьякова и старшего мастера той же мастерской Ивана Пастухова. Полтора месяца они участвовали в испытаниях на полигонах, а также изучали тонкости производства. «Завод «Виккерс-Максим» выпускает исправно действующие пулеметы с взаимозаменяемыми замками, приемниками и стволами, а что касается до взаимной заменяемости отдельных частей замка и приемника, то таковая не вполне обеспечена. Производство пулеметов может быть установлено на Тульском оружейном заводе без серьезных затруднений», – доложил Третьяков по возвращении домой.

В 1904 году на оружейном заводе прошли первые испытания, а в следующем начато серийное производство «пулемета образца 1905 году». Третьяков не зря провел в командировке полтора месяца. И если когда-то, возвращаясь с островов, Левша призывал не чистить дула ружей кирпичом, то теперь уже англичане могли у нас поучиться. Только с подачи Третьякова и Пастухова в конструкцию было внесено более 200 изменений. Туляки добились полной взаимозаменяемости всех подвижных частей замка, что не выходило ни у немцев, ни у англичан, а вес пулемета снизили на 5,2 килограмма. Наши пулеметы стали легче, технологичней, надежней зарубежных. При этом еще и дешевле на целую тысячу рублей, даже с учетом выплат по лицензии. «Пулеметы знает бог, Третьяков и Пастухов», – говорили тогда в Туле. А в Англии им вторили.

И теперь конструкторская мысль всех изготовителей была направлена в сторону уменьшения веса оружия. Англичане даже было заявили о выпуске нового легкого пулемета, но этот образец не прошел испытаний. А вот туляки вновь утерли всем нос.

Модернизированный «7,62-мм станковый пулемет Максима обр. 1910 г.» помимо конструкционных изменений существенно выиграл в весе. Его масса без воды была уже 20,3 кг, броневого щита – 8 кг. Но самое главное существенно уменьшился, по предложению полковника с тульского оружейного Александра Алексеевича Соколова, вес станка, на котором крепился пулемет. До этого пулеметы туляки делали сами, а вот лафеты закупали у фирмы «Виккерс», и с ними вес пулемета составлял 244 килограмма. А со станком Соколова – только 60! Именно в таком виде «максим» приобрел привычный всем вид. Впоследствии, на основе станка Соколова создавались первые советские ручные и авиационные пулеметы, и даже зенитные установки. В ноябре 1911 за свое изобретение Соколов получил Малую Михайловскую премию. Она вручалась выпускникам Михайловской артиллерийской академии или училища за лучшие сочинения или изобретения по артиллерии.

С 1905 по 1918 год в России было вылущено 37345 пулеметов системы «максима». В январе 1916 года стало известно, что президент Франции наградил генерала Третьякова орденом Почетного Легиона. Так высоко французы оценили консультации Павла Петровича по организации производства легких автоматов, которые он дал им в 1913 году, заехав попутно, следуя в Англию, на заводы «Шнейдера-Крезо». Да и русское правительство высоко оценило заслуги Третьякова, наградив его орденами святого Станислава трех степеней, святой Анны 1-й степени и святого Владимира 3-й и 4-й степени. В 1916 году Третьякову – начальнику оружейного завода было присвоено звание генерал-майора. Что потом аукнется ему при советской власти.

Враг народа

После революции новая власть было обласкала генерал-майора, присвоив ему приказом Наркомвоена, как и прочим «лицам, окончившим полный курс Михайловской артиллерийской академии по первому разряду», звание военного инженера-технолога. Однако вскоре Третьякова с директорской должности поперли и отправили на Ковровский завод для приемки образцов автоматов Федорова. В 1920 году Павла Петровича вернули в Тулу, но уже всего лишь на должность начальника пулеметного отдела Оружейного завода. В следующем году он по совместительству стал еще и заведующим машиностроительного отдела. И лишь потом советское правительство доверилось инженеру-технологу настолько, что поручило Третьякову создать при ТОЗе конструкторского бюро, занимавшееся в том числе модернизацией пулеметов «максим».

Однако высокое доверие длилось недолго. В Третьякове вдруг распознали врага народа и арестовали. Вина его перед родиной была настолько велика, что создателя российского «максима» приговорили к высшей мере народной защиты – расстрелу. Вспоминал ли он тогда, сидя в Бутырке, как дважды отклонил предложение англичан работать на заводах Виккерса, с категорической формулировкой: «Я русский человек и намерен до конца своих дней оставаться на Родине»...

А вот Александр Алексеевич Соколов, не успевший при старом режиме дорасти до генеральского звания, у советской власти остался вне подозрений. Успешно трудился, стал советским генерал-майором, получил почетное звание «Заслуженный деятель науки и техники». Перед выходом на пенсию с 1932 по 1934 преподавал в артиллерийской академии РККА. В годы войны выполнял специальные задания артиллерийского управления Ленинградского фронта. Помимо станка к пулемету, кстати, он изобрел прицел к 6-дюймовой пушке системы Кане и командирский прибор для стрельбы по воздушным целям.

И все же, каким-то чудом, врагу народа Третьякову решили сохранить жизнь, и весной 1930-го даже вернули в Тулу на поселение на территории оружейного завода – в одну из первых «шарашек». Жил он там же, где и работал – в мастерской, где, по воспоминаниям родных, всегда находился пулемет, над усовершенствованием которого Павел Петрович продолжал работать, но уже с клеймом врага своей родины. А в 1931 году выяснилось, что Третьяков, чудом избежавший расстрела, ни в чем не виноват, и его реабилитировали. Правда, высоких руководящих должностей он уже не занимал, и 16 апреля 1937 года умер в безвестности и нищете. Перед смертью, правда, сказав фразу, которой мог бы гордиться любой человек: «Сорок четыре года прослужил на заводе, но и гвоздя себе не взял».

Оружие победы

А третьяковский пулемет тем временем продолжал жизнь, и в тридцатые годы был в очередной раз модернизирован. Тульские конструкторы перенесли предохранитель на спусковой крючок, что избавило от необходимости действовать двумя руками при открытии огня, а при производстве многие ручные операции заменили машинными. В мае 1937 года на новом оружейном заводе вступила в строй конвейерная линия сборки модернизированных пулеметов системы Максима. В 1938 году их выпуск увеличился до 20 тысяч штук.

Правда, к этому времени у «максима» появился серьезный конкурент – более современный станковый пулемета ДС конструкции Дегтярева. В начале 40-х годов производство ДС уже значительно превосходило производство «максимов». Так, в 1940 году ТОЗ выпустил 10677 станковых пулеметов, из которых 6628 были ДС. Предполагалось, что дегтяревская модель очень скоро полностью вытеснит устаревший «максим». Однако началась война и от производства ДС, имевшего проблемы с надежностью, отказались вовсе. Зато в первые три месяца выпуск «максимов» увеличился в 7,5 раза. В 1942 году, уже из Златоуста, куда было эвакуировано производство, туляки отправили на фронт 55 258 «максимов».

В октябре 1941 года совместным решением Главного артиллерийского управления и Наркомата вооружения ССССР в пулемет были внесены конструктивные изменения тульских инженеров Лубянца и Казарина. Однако проблема лишнего веса так и осталась.

Отзывы, поступавшие из армии, говорили о том, что по надежности и живучести тульскому «максиму» по-прежнему нет равных. Но большой вес – существенный недостаток, который затрудняет использование пулемета, особенно в наступательной войне. Чтобы повысить боевые возможности «Максима», в войсках снимали с него щит, зимой ставили на лыжи или санки. По предложению тульского конструктора Токарева делали счетверенные зенитно-пулеметные установки.

Замена ветерану нашлась только в 1943 году, когда был принят на вооружение станковый пулемет системы Петра Горюнова СГ-43, превосходивший «максим» по многим параметрам. Однако до конца войны третьяковский «максим» оставался главным станковым пулеметом Красной Армии. Защищая родину, которая так безжалостно обошлась с его создателем.