Движение вверх Надежды Шайденко: сильная женщина о себе и о тульском образовании

08.03.2018 в 14:16, просмотров: 1569

Надежда Анатольевна Шайденко в представлении не нуждается. По крайней мере, в родной для нее Туле. Надежду Шайденко знают как профессора, доктора педагогических наук, члена - корреспондента РАО, долгие годы возглавлявшего Тульский государственный педагогический университет им. Л.Н. Толстого. Теперь это время вспоминается всеми как «золотой век» в истории вуза. 

Знают Надежду Шайденко и как депутата Государственной думы, зампреда комитета по образованию, а также как человека, готового откровенно говорить о проблемах. Ныне руководитель Центра стратегического планирования развития образования, экспертизы и научного консультирования при региональном Институте повышения квалификации и профессиональной переподготовки в беседе с «МК в Туле» рассказала об огрехах действующей системы подготовки учительских кадров, о том, почему учителя не знают свой предмет и как это изменить, а также поделилась мыслями о сегодняшней ситуации в родном вузе и разъяснила, почему не вернулась к преподавательской деятельности. 

Движение вверх Надежды Шайденко: сильная женщина о себе и о тульском образовании

- Надежда Анатольевна, первый вопрос напрашивается сам собой – существующие кадры и уровень их подготовки способны удовлетворить сегодняшний заказ общества? 

- Мне было самой чрезвычайно интересно на этом этапе работы посмотреть на учительство с другой стороны. Всю жизнь, работая в вузе, я занималась подготовкой, а здесь само название «Институт повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования» означает, что мы встречаемся с учителем работающим: это и молодые учителя, и люди опытные, и люди, завершающие карьеру. 

Наша задача – проанализировать тульское учительство именно с позиций того, как осуществляется образование школьников. 

Буквально вчера был ученый совет Института повышения квалификации, на котором выступала методист Центра оценки качества и давался глубочайший анализ: говорили об инструментах повышения качества образования на региональном уровне и анализировали результаты работы со школами с нестабильными результатами обучения и школами, функционирующими в неблагоприятных социальных условиях. 

Подошла непосредственно к ответу на ваш вопрос. Если в регионе выделены такие категории школ, значит проблема у нас существует. 

- Хорошо, что ее не скрывают… 

- Ее не скрывают абсолютно и не дают скрывать отдельным, не очень ответственным, руководителям, потому что в целом Тульская область традиционно – это область инноваций в педагогической деятельности, это регион с достойными педагогическими кадрами и с высоким качеством образования. Но сегодня выделена такая группа школ, где результаты внешних оценок – и ЕГЭ, и ОГЭ, и проводимые федеральным и региональным министерствами и Рособрнадзором проверочные работы – нередко показывают достаточно грустные результаты обучения. Говоря о том, что у нас есть дети не очень хорошо обученные, надо сказать, что есть и такие учителя. Это не скрывается и на самом высоком уровне, ведь одна из задач, которую поставил президент, – сформировать новые компетенции у учителей. 

- На основе чего формировать эти самые компетенции? Ни для кого не секрет, что и требования к учителям сегодня изменились, и дети другие. 

- Абсолютно! Дети другие и говорить надо о разных этапах подготовки учителя. Первый из них – это когда будущий педагог сам является школьником. С сожалением констатирую, что система профориентационной работы не только в тульской, но и в российской школе в целом, во многом потеряна. В свое время у Тульского педагогического университета в каждом районе были педагогические классы, с которыми работали не только учителя, но и преподаватели вуза. Университет выступал в качестве методического и консультационного центра для того, чтобы ребята, пришедшие из 9-го в педагогический класс, во-первых, более глубоко изучали те предметы, которые им предстоит со временем преподавать как учителю, во-вторых, чтобы они почувствовали особенность профессиональной деятельности; может быть, чтобы вовремя поняли, что не надо идти учиться на учителя, а если, напротив, поняли, что это их призвание, чтобы заранее, пропедевтически, были подготовлены к работе, чтобы их адаптация в университете не была тяжелой. И такие классы действительно показали свою 100-процентную эффективность. Так, в свое время, был эффективен педагогический лицей при ТГПУ. 

СПРАВКА «МК В ТУЛЕ» 

Сегодня лицей как структурное подразделение «ТГПУ им. Л.Н. Толстого» выделен в самостоятельное юридическое лицо, является частным образовательным учреждением. Его учредитель – ООО «Проектное бюро управления информационными технологиями «ИНФОИНЖИНИРИНГ». 

- Может быть, вернувшись к опыту профориентационной работы, университет начнет принимать студентов, которые понимают, куда и для чего они идут учиться, а не осуществлять набор по остаточному принципу. На сегодняшний день это тоже проблема для некоторых вузов. 

Второй важнейший этап подготовки учителей –деятельность самого университета. Здесь я хочу особенно остановиться на проблеме не только качества, но и количества. 

Меня, например, очень пугает, что в последние годы в Тульском педагогическом университете идет резкое сокращение количества абитуриентов, принимаемых на педагогические специальности, за счет того, что разворачиваются новые специальности - непедагогические. Это, возможно, свидетельствует о том, что научные кадры могут готовить такие специальности. Но само название «Тульский педагогический»! За это название в свое время мы очень серьезно боролись. Было время, когда по стране чуть ли не на 60% было сокращено количество педвузов. Мы же сохранились и гордились этим названием. И оно должно соответствовать большому количеству студентов и направлений профильной подготовки. 

Кроме того, мы знаем, что у нас идет демографическая волна. И не надо много думать, чтобы понять – то увеличившееся количество детей, которые сегодня в дошкольных учреждениях, очень скоро придет в общеобразовательную школу, где потребуются учителя и физики, и математики. Я называю эти специальности, поскольку знаю, что прием по ним резко сокращен, в том числе и на бюджет. 

- Это какая-то определенная политика вуза? 

- Я думаю, это недальновидность руководителей вуза. Наверное, руководителям органов образования региона надо вместе с руководством университета все-таки просчитать хотя бы на 5 – 10 лет вперед потребность области в педагогических кадрах и, может, скорректировать планы приема в университет. 

- Будучи зампредом комитета Госдумы по образованию, Вы активно привлекались федеральным министерством к разработке новой стратегии образования, в том числе, в части подготовки учителей. В чем идея стратегии? 

- Основная идея новой системы подготовки учителей – это укрепление связи со школой и пребывание будущего учителя в школе буквально с первых дней обучения в вузе. Я не даю характеристик существующей нынешней системе, но сказать, что наши студенты сегодня в школе постоянно или что они реально формируют там компетенцию будущей профессиональной деятельности мы не можем. 

Следующий очень важный момент - правильное трудоустройство ребят. Будущий учитель должен заранее знать, где он будет работать. Почему это так важно? Приведу наглядный пример. Мы говорим об инклюзивном образовании, когда в одном классе учатся дети обычных способностей, дети с несохраненным интеллектом, дети не совсем здоровые, здесь же - дети талантливые. Получается, что у учителя должны быть компетенции по работе со всеми категориями детей. Если студент на этапе последнего курса знает, куда он пойдет, то у вуза есть возможность его к этой работе подготовить. Это очень сложно, но одновременно очень важно. Ведь, если учитель приходит в школу и сталкивается с теми задачами, к решению которых его не подготовили, возникает два варианта: или он эти задачи не решает, или он уходит из школы. 

Мы говорили сейчас про молодых учителей, но много проблем возникает и у учителей с опытом. Здесь федеральное министерство предпринимает серьезные усилия к тому, чтобы изменить систему и качество переподготовки учителя. В данный момент переподготовка ведется массово независимо от опыта учителя, независимо от качества его работы. Но я надеюсь, что в ближайшей перспективе такая работа будет осуществляться по-другому. Так, прежде чем отправить учителя на те или иные курсы, в институте усовершенствования будет проведен анализ его знаний, умений, компетенций и на основе этого учитель пойдет в определенную группу. 

Сейчас буду говорить об очень грустном положении дел и ссылаться на Рособрнадзор. Выступление его руководителя Сергея Кравцова меня в свое время просто повергло в ужас: чуть ли не 40 % учителей не владеют предметом, который они преподают. 

- Преподают в рамках школьной программы? 

- Да. Например, в Москве каждый учитель обязан написать тот страшный ЕГЭ и выполнить его не ниже, чем на 75 баллов. То же самое должны делать и в регионах. Министерство предполагает, что если у учителя обнаружена несформированность знаний по предмету, то необходима персонифицированная система повышения квалификации. Это очень важный момент, требующий пересмотра деятельности преподавателей института повышения квалификации. Кстати, в письме Министерства образования прописано, что эти курсы должны быть продолжительностью не менее 160 часов. После того, как учитель прошел эти курсы, снова проводится анализ его знаний и умений. Педагог допускается к работе, если в полной мере соответствует всем требованиям. 

- А что, если не соответствует? 

- Тогда уже за свой счет (первая учеба - бюджетная) учитель должен пройти вновь повышение квалификации и вновь сдать экзамен. 

-Т. е., как по аналогии с водительскими правами? Не сдал – заново? 

- Абсолютно верно. Потому что беды от учителя незнающего не меньше, чем от водителя незнающего, неумеющего. Кроме того, в перспективе учителю предстоит проходить специфический экзамен. На сегодняшний день целый ряд научных групп в Москве и Петербурге отрабатывают систему так называемых ЕФОМов – единых федеральных оценочных материалов. Вот все эти требования будут использованы при аттестации, а затем - при определении новой должности учителя. По указанию президента разработана новая шкала работы учителей: существующие разряды предстоит дополнить должностью старшего учителя и учителя методиста. 

- В рамках школы? 

- Это еще не детализировано, так как предстоит ответить на вопрос - каждая ли школа сможет из своих рядов выделить учителя, который выполнит тяжелейшую функцию наставника. В 13 регионах (тульский не попал) идет отработка этой системы, к 2020 году она должна быть внедрена. Но я скажу еще одну вещь, достаточно спорную: экзамен по ЕФОМу планируется и на этапе между окончанием студентом вуза и приходом его в школу. 

- В Туле с сентября планирует начать свою работу Центр поддержки одаренных детей на базе Яснополянской школы. Это нововведение своевременное, необходимое? 

- Оно своевременное, но не является каким-то уникальным. Пусть единичные, но примеры такие были еще в советской школе. Мы можем вспомнить математическую школу МГУ или школу для талантливых детей при академгородке в Новосибирске. Понятно, что сегодня, когда совершенно другие требования, такая работа очень нужна. Но работать с одаренными даже тяжелее, чем с детьми с трудностями. Почему? Есть опасность: формируя знания по предмету, мы может забыть о второй задаче, тесно связанной с обучением, – о воспитании. Талантливый ребенок должен быть и талантливым гражданином. Пока же в тех концепциях работы с одаренными детьми, которые мне удалось увидеть, акценты на воспитание не проставлены. 

- Новую школу на Зеленстрое с перспективой работы с одаренными детьми намерен курировать ТулГу. Почему не педуниверситет, на Ваш взгляд? 

- Действительно, однозначно было сказано, что эту школу будет курировать госуниверситет. С одной стороны, это прекрасно, мы знаем сколько в госуниверситете талантливых ученых, а с другой стороны, мне, например, очень обидно, почему в роли кураторов не педагогический вуз. 

- А как Вы думаете, почему? 

- Для этого, наверное, вуз должен был проявить какую-то инициативу. 

- Это вопрос менеджмента? 

- Это вопрос авторитета вуза в регионе! Мы знаем, что сегодня госуниверситет – опорный вуз Тульской области, Михаил Васильевич [Грязев – ред.] как ректор и его сильная команда активны, что называется, на всех фронтах… 

- Вопрос от бывших студентов, хорошо помнящих Ваши лекции. Вы не вернулись к преподаванию в педуниверситете, почему? Будучи депутатом, понятно – законотворческая деятельность не позволяла совмещать, а сейчас? 

- Я открыто скажу и не буду скрывать от наших читателей – в родном вузе я оказалась ненужной. Как, к сожалению, оказались ненужными целый ряд опытных докторов и профессоров. Идти, чтобы воевать? У меня не такой характер. Я умею работать, люблю работать. У меня остаются аспиранты и докторанты, но, к сожалению, они не тульские, а московские. Хотя, я не думаю, что Туле не нужны новые доктора педагогических наук. Я нынешней работой удовлетворена полностью. 

- Тем не менее, от лица бывшего студенчества, да, и нынешнего, не теряем надежду увидеть Вас за кафедрой в стенах лектория. 

- Возможно, но это будет не Тула.

СПРАВКА «МК В ТУЛЕ»

Надежда Анатольевна Шайденко родилась 23 Ноября 1952 года в Туле в семье потомственных педагогов. В 1973 году окончила с отличием Тульский государственный педагогический институт им. Л. Н. Толстого, после чего несколько лет работала учителем в сельской средней школе.

В 1977 году Надежда Шайденко переходит на работу в пединститут, где преподает на кафедре педагогики, а уже 1981 году получает научную степень кандидата педагогических наук.
С 1986 года Надежда Шайденко работает проректором по учебно-воспитательной работе, сочетая административную деятельность с научной и общественной.

В октябре 1992 года Надежда Шайденко возглавила ТГПИ им. Л. Н. Толстого (в этом году в вузе впервые прошли выборы ректора на альтернативной основе). В 1997 году Надежда Анатольевна Шайденко повторно избрана ректором. С 2011 года - сентябрь 2016 года - депутат Государственной Думы шестого созыва, заместитель председателя комитета ГД по образованию.

Член–корреспондент РАО, доктор педагогических наук, профессор, автор более двухсот научных работ, Надежда Анатольевна Шайденко имеет бесчисленное количество наград, в числе которых Отличник народного просвещения Российской Федерации, знаки „Отличник народного образования“, „Почетный работник высшего профессионального образования РФ“, Медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени и др.