Тула, за "рубежный" 101-й километр: последнее пристанище «политических»  

30 октября 2017 в 08:34, просмотров: 2761
 Тула, за

30 октября 2017 года исполняется 80 лет сталинскому Большому террору. 

Чемодан. Вокзал. 101-й. Это с 50-х ближайшая к Москве Тульская область стала «зоной» для отселения бывших зеков, тунеядцев и проституток. В 30-е годы XX столетия за 101-й отправляли целые семьи репрессированных по самой «ходовой» 58-й статье Уголовного Кодекса РСФСР – контрреволюционная деятельность. Впрочем, тульским узникам, можно сказать, крупно повезло: по той же статье без суда и следствия могли и расстрелять.

По данным прокуратуры Тульской области, жертвами политических репрессий в конце 30-х — начале 40-х годов стали более 15 тысяч жителей только Тульской области. Каждый пятый из них покоится в Тесницком лесу.

Всего же по стране неокрепших тогда еще Советов в 1921 - 1953 годах судами, трибуналами, «тройками» и другими особыми совещаниями по ст. 58 были осуждены 3 777 380 человек, из них расстреляны 642 980 человек. Как минимум три с лишним миллиона (данные далеко не полные) лишались права проживать в Москве, Ленинграде и других крупных городах. В Тульской области оседала львиная доля «политических». Таким нельзя было селиться в 100-километровых пределах от названных российских центров. Как правило, срок такой высылки составлял не менее пяти лет.

Оказаться в списках «неугодных» с правом конфискации в те страшные годы можно было за что угодно. Отправляли в лагеря или подводили под расстрел по 58-й и антисоветчиков, и обычных водителей, вся вина которых была в том, что они не отремонтировали в срок колхозную автомашину или залили в мотор некачественное масло.

В архивах уголовных дел зафиксированы и случаи, доходящие до немыслимого абсурда. Тульская «Книга памяти жертв политических репрессий» приводит воспоминания туляка Виктора Дульнева, кандидата ветеринарных наук:

«В погоне за мифическими вредителями преследовали беспощадно. Всякая болезнь животных рассматривалась через призму гипертрофированной бдительности. Известен такой случай.  Молодой жеребец при случке попал не туда и разорвал кобыле прямую кишку. Ветеринару колхоза, проводившему случку, дали десять лет за вредительство».

Стать «саботажниками» или «предателями Родины» можно было и за то, что ты просто еврей, калмык или татарин. Под конвоем в течение суток их выселяли в Сибирь, Среднюю Азию или крайний север. После, если повезет, мобилизовывали в трудовые армии, а затем отправляли для работы в шахты, на строительство заводов и фабрик. Так многие тысячи оказались на территории Тульской области.

Впрочем, была в черных страницах истории Тульской области 30-х годов и противоположная ситуация, когда из Тулы выслали целую группу «политических». Драматизм их положения был не только в «сшитых» чекистами за пять минут уголовных делах по расстрельной статье, но и в том , что «политическими» оказались 42 монахини тульского Успенского монастыря.

Монахиням вменялась антисоветская агитация, подрывная деятельность и прочее, и прочее. «Тройка» осудила всех «бандиток в рясе», включая восьмидесятилетних больных чахоткой старушек.

Приговор был не таким жестким. Монахинь не расстреляли, а сослали, лишив права проживать не только в центре России, но и на территории Дагестана, Узбекской и Таджикской ССР и т.д. Куда пошли «Христовы невесты»? Кто-то отправился странствовать, кого-то приютили бедные родственники, а кого-то и просто чужие люди. Были и те, которые устроились на тяжелую работу и сняли жилье на окраине города.

P.S. Листая «Книгу памяти жертв политических репрессий в Тульской области», увидела в списках реабилитированных родного прадеда. В 42-м Михаила Обноскина увез «черный воронок». Куда, за что и где почтить память в семье, как водится, никто не знал. Между тем, по информации общества «Мемориал», родственники репрессированных могут не дожидаться снятия ограничений и в любой момент собирать документы для реабилитации. Помочь в этом призваны компетентные органы власти, прокуратура. По данным надзорного ведомства, с 1991 года – времени вступления в силу Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий» – прокуратура реабилитировала свыше 30 тысяч человек. 

 




Партнеры