Чернобыльское заражение осталось опасностью или стало фобией?

Чернобыльское заражение осталось опасностью или стало фобией?

06.06.2016 в 10:26, просмотров: 4595

Сегодня все чаще звучат мнения, что вредоносное воздействие Чернобыльской радиации естественным образом ослабело. Настолько, что бояться, собственно, уже нечего ‒ во всяком случае, в нашем регионе.

Чернобыльское заражение осталось опасностью или стало фобией?
фото: Геннадий Поляков. Радиация есть, но…

Вот и главный государственный санитарный врач Александр Ломовцев считает, что в любой населенный пункт можно приезжать на жительство, выращивать овощи, пить молоко от местных коров и рожать детей, не опасаясь за их здоровье. Со дня аварии на Чернобыльской АЭС прошло 30 лет. Дети, родившиеся в 1986-м, успели стать взрослыми и произвести на свет своих детей. 30 лет – период полураспада цезия-137 и стронция-90 – радионуклидов, которыми были загрязнены несколько районов Тульской области и ряд областей Центральной России.

Боязнь радиации, по мнению Александра Эдуардовича, в некоторых случаях дает людям больше неврологических и соматических недугов, чем радиация сама по себе. При этом переходить от радиофобии к прямо противоположному явлению – отрицанию чернобыльских последствий – тоже нельзя. Значительное число жителей области получило различные дозы облучения, не говоря уже о ликвидаторах аварии, которые совершили подвиг и которым мы все должны быть благодарны. К проблеме загрязненных территорий, по его мнению, надо подходить адекватно – в соответствии с тем положением вещей, которое мы имеем на настоящий момент.

Именно на санитарно-эпидемиологическую службу сразу после аварии на ЧАЭС был возложен контроль за состоянием воды и продуктов питания на загрязненных территориях. Сегодня можно видеть, как менялись результаты исследований. Объем накопленных данных уже таков, что позволяет сделать полновесные выводы. Главный из них следует сформулировать так: хотя больше тысячи населенных пунктов формально и находятся в границах зон радиоактивного загрязнения, жизнь здесь вполне безопасна.

– Александр Эдуардович, из чего состоит мониторинг «грязных» территорий?

– С первых дней аварии на Чернобыльской атомной электростанции и по сей день служба госсанэпиднадзора проводит радиационно-гигиенический мониторинг в области. В первую очередь, это отбор проб продуктов питания местного производства и «даров леса» на определение уровней содержания цезия-137 и стронция-90. Кроме того, отслеживается мощность дозы внешнего гамма-излучения в стационарных контрольных точках наблюдения.

– Почему – в стационарных?

– Потому что если измерять гамма-излучение хаотично, ни сравнить показатели, ни сделать верные выводы будет нельзя. Так вот, было проведено более 100 тысяч измерений мощности дозы внешнего гамма-излучения в стационарных контрольных точках и различных локациях. В прошлом году уровень гамма-фона регистрировался в пределах естественных колебаний, характерных для средних широт Европейской территории РФ ‒ до 0,20 мкЗв/ час.

– Но почему в течение трех десятилетий определялись уровни содержания в почве, воде, продуктах именно цезия и стронция? Сразу после аварии у всех на устах было другое вещество…

– Да, одним из основных радионуклидов тогда был йод-131, но период полураспада у него очень короткий – меньше месяца. По истечении этого срока йод как дозообразующий фактор уже не рассматривался, поэтому контроль шел за цезием и стронцием с периодом полураспада 28 и 30 лет. В аварийный период и до начала 90-х годов специалисты выявляли локальные участки радиоактивного загрязнения почвы в результате выпадения осадков. Исследовалась радиационная безопасность пищевых продуктов, результаты доводились до органов власти и населения. Сразу скажу, что радиационно-гигиенический мониторинг продолжается до сих пор. Он по-прежнему включает в себя лабораторное тестирование продуктов питания, произведенных на данных территориях, а также оценку и анализ полученных населением доз облучения. То ест, мы можем наглядно видеть динамику закономерного снижения показателей радиационной опасности среды обитания. Никакого секрета из всех этих данных никто никогда не делал, все сразу же публиковалось. Достаточно пройти по ссылке http://71.rospotrebnadzor.ru/directions/gos_doklad, чтобы с ними ознакомиться.

– Закономерно показатели могли снизиться только наполовину: полураспад ‒ это же не полный распад. Откуда же берутся ваши утверждения о полной безопасности?

– В этом плане у Тульской области есть своя специфика. У нас самая большая площадь загрязнения среди пострадавших территорий Российской Федерации. Самое большое число населения подверглось воздействию аварии на ЧАЭС. Но у нас, по счастью, самая низкая плотность загрязнения почвы. А степень опасности определяется именно загрязнением почвы с последующим переходом к накопленной человеком дозе. Есть так называемый коэффициент перехода радионуклидов из почвы в растения. Так вот, у песков Брянской и Калужской областей этот коэффициент значительно выше, чем у тульских суглинков и чернозема. Наша почва как бы связывает радионуклиды, не давая им проникнуть в растения. В сельскохозяйственной продукции местного происхождения превышения допустимых уровней цезия-137 лаборатории обнаруживали только в послеаварийный период – в 1986 году. В основном превышения регистрировались в Плавском и Щекинском районах. А в дарах леса, например, в грибах, цезий-137 находили до 2004 года в Белевском, Арсеньевском, Богородицком и некоторых других районах области. С 2005 года превышения содержания цезия ни в сельхозпродукции, ни в продуктах природного происхождения не были зарегистрированы ни разу. Стронций-90 в продуктах не попадался за весь тридцатилетний период вообще. А ведь в зоне чернобыльского загрязнения было исследовано более 50 тысяч образцов пищевой продукции! Также все районы области, охвачены радиационным контролем питьевой воды. За весь послеаварийный период превышений допустимого уровня по содержанию техногенного радионуклида – цезия-137 в питьевой воде обнаружено так и не было.

– Удивительно… Но ведь это, наверное, не только в результате естественного хода вещей…

– Конечно. После аварии, когда выявлялись загрязненные радионуклидами места, проходила их дезактивация – вплоть до срезания верхнего слоя грунта и его последующего захоронения. Работа велась большая, серьезная, с привлечением значительных сил и средств. Регулировал эту работу эколого-радиологический комитет при администрации Тульской области. Накоплен достаточный опыт, который служит богатым материалом для совершенствования радиационно-гигиенических защитных мероприятий в случае ЧП.

– И все-таки жители успели нахвататься радиации, данные об этом публиковались.

– Величина средней годовой эффективной дозы регламентирована федеральным законом – 1 мЗв/год. Ее превышение было зарегистрировано в 1991 году в 9 населенных пунктах области. В последующие годы ни в одном населенном пункте превышений средней годовой эффективной дозы установлено не было. Данные величины имеют тенденцию к снижению в течение многих лет. В первые годы после аварии значительное количество людей было подвержено облучению. Но те, кто сегодня планируют переселиться в Тульскую область, могут сделать это без всякой опаски.

– Вы считаете, что именно улучшение радиационной обстановки послужило причиной сокращения списка загрязненных населенных пунктов?

– А что же еще? В 1997 году постановлением правительства РФ 1306 населенных пунктов области были отнесены к находящимся в границах зон радиоактивного загрязнения вследствие аварии на Чернобыльской АЭС. В конце 2015 года таким же постановлением их число уменьшилось до 1215. Список пересматривается каждые пять лет. Сегодня уровень радиации стабилен, ничего страшного уже не происходит. В прошлом году по поручению правительства области, в интересах жителей был осуществлен дополнительный радиационный мониторинг населенных пунктов, подвергшихся воздействию последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Отбор проб выполнялся совместно с представителями администраций муниципальных образований, жителями, ГУ МЧС России по Тульской области и Росгидромета. Было обследовано 80 населенных пунктов, где отобрали 179 проб молока и картофеля из личных подсобных, фермерских и коллективных хозяйств. Так вот, содержание цезия-137 и стронция-90 в отобранных продуктах значительно ниже допустимых уровней, определенных гигиеническими нормативами.

Я не утверждаю, что состояние наших территорий сегодня столь же идеально, как это было до аварии в Чернобыле, я далек от эйфории подобного рода. Доаварийного уровня «радиационной чистоты» объектов внешней среды мы еще не достигли. Но доза облучения, которую сегодня может накопить за всю жизнь житель Тульской области точно не будет превышать допустимой. Радиофобии быть не должно. Ее социальные последствия, точно также как и радиологические, тоже могут носить негативный характер.