Мир без «не»

Какими трудностями может обернуться всего одна прогулка

7 августа 2013 в 17:47, просмотров: 1505

Это вовсе не странный заголовок, пытаюсь я объяснить редактору. Ведь в жизни людей всегда есть какие-то ограничители: предметы или люди. Сюда не ходи, это не бери, так не делай. И начинаются эти «не» с самого детства, а некоторых преследуют всю жизнь.

Мир без «не»
Тротуар или водоем?

– Все мое прогулочное пространство – площадка у подъезда, – рассказывает Артем. – Потому что дальше тротуара нет, передвигаться можно только по оживленной проезжей части. Хотя попасть из квартиры на улицу тоже не так-то просто.

Вот и начались «не»… Парень демонстрирует мне фотографии подъезда: на полу разбитая, местами отсутствующая плитка, два пролета ступеней без пандуса.

Мы стоим под крышей остановочного павильона на улице Оборонной в Туле. Хлесткими струями дождь поливает все вокруг.

– Может, перенесем прогулку на другой день, когда будет хорошая погода? – спрашиваю я.

– Нет, не надо, уже один раз переносили. Так даже наглядней будет! – уверенно заявляет Артем. Его сопровождающий Саша стоит молча. Он волонтер, а значит его основная задача – помогать.

Артем Муницын – инвалид-колясочник из Северо-Задонска. Как-то раз он при помощи областного правительства привез в Тулу на экскурсию группу молодежи и подростков, которые страдают различными заболеваниями. Там мы познакомились, и он рассказывал о том, что хочет провести конференцию для инвалидов. С жаром он описывал, как ездил в Москву на футбол и в Курск на слет общественных организаций. Словом, творческой фантазии и активности парню не занимать.

А дождь между тем продолжается, и мы открываем зонтики и отправляемся искать переход через дорогу. А перехода-то нет. Снова это «не»! Тут даже я задумываюсь: как же неудобно устроен город, что до «зебры» нужно пройти пол-улицы по месиву из мокрой земли и грязи вместо тротуара. Мы перебегаем дорогу в неположенном месте, нарушая правила и подвергая свою жизнь опасности. Потому что нет других вариантов.

Вот и первые преграды: на проезжей части около тротуара огромная лужа. На мне нет резиновых сапог – приходится обходить ее. Саша с Артемом делают еще больший круг, чтобы найти бордюр подходящей высоты и въехать на пешеходную дорожку.

Там, где по улице расположены магазины и новые жилые дома, тротуар хорошо заасфальтирован или уложена плитка, кое-где даже есть съезды. Но, продвигаясь по Староникитской дальше в сторону центра, измочив окончательно обувь и низ брюк в лужах, испачкавшись в грязи, мы приходим к выводу, что даже без коляски здесь проще и удобней идти по проезжей части.

– Здесь не проехать – очень лужа глубокая, – предупреждаю я Артема.

– Значит, опять на дорогу идем, – констатирует он, и Саша, убедившись, что автомобили уступают, выруливает с тротуара.

Впереди замаячила ровная площадка перед огромным кирпичным особняком, и Артем просит Сашу перейти дорогу, в надежде на то, что теперь мы сможем идти не в потоке машин. Но через 20 метров плитка заканчивается и начинается узенькая тропинка, на которой опять лужи, а сверху нависают сухие сучья деревьев.

– Это не прогулка, а почти заплыв на дальние дистанции, – обращаюсь я к ребятам.

– Что поделать – надеюсь, к следующему моему визиту в Тулу хоть что-то изменится, – отвечает Артем.

На другой стороне я замечаю двух женщин. Они тоже идут по дороге. Меж тем Староникитская – одна из улиц, ведущих к центру Тулы, причем достаточно старинная. Здесь много вековых частных домиков, кое-где на них сохранились резные наличники. В 1822 году здесь был построен комплекс зданий для Тульской духовной семинарии, где она располагается и сейчас. Но насладиться красотой архитектуры начала XIX века мы не можем, ведь нужно постоянно смотреть под ноги: как бы не наступить в грязь, лужу, не поскользнуться.

Добравшись до цирка, Артем замечает пандус около здания торгово-офисного центра и решает его испытать.

– Отлично! Мне очень нравится – удобный, – заключает он. – На другой стороне еще около двух аптек есть пандусы, давайте проверим.

Честно говоря, это не пандусы, а металлические рейки-направляющие. Саша подвозит Артема к ступенькам, но поставить колеса на планки не может – слишком близко они друг к другу. У второй аптеки все наоборот – рейки слишком широко расставлены. Саша, я и Женя, который по ходу нашей прогулки фотографировал, совместными усилиями устанавливаем коляску на этот пандус, но в помещение Артему попасть не удается. Площадка перед входом настолько маленькая, что дверь открыть не представляется возможным.

– Мы сделали это! Дошли! – весело кричит мне Артем и машет зонтиком в руке, пока Саша направляет коляску по площади Ленина к зданию Белого дома. – Вот около приемной президента отличный пандус, я здесь уже не раз бывал. Жаль, что не все коммерческие структуры подходят к организации «Доступной среды» ответственно. Я не понимаю, зачем нужны пандусы, которые не помогут инвалиду попасть в аптеку.

Честно говоря, и я не понимаю. Нередко для галочки исполняют свои обязательства чиновники, а бизнесмены, наоборот, вроде бы должны быть заинтересованы в том, чтобы создать для клиентов максимально комфортные условия. А вот инвалидам, которые хотят заниматься физкультурой, помогла сочинская Олимпиада. Сейчас спортивные объекты в ее преддверии проверяют не только специалисты в строительной отрасли. Несколько десятков колясочников приезжают, чтобы оценить доступность входов, съездов, трибун.

– Я считаю, что всю инфраструктуру, которая создается для маломобильных граждан, оценивать должны они сами, ведь именно эти люди будут пользоваться ей в будущем, – говорит Муницын. – А такие акции, как эта, нужно сделать регулярными. Их цель не в том, чтобы тыкать власть носом и говорить: «Вот у вас все плохо, вы ничего не делаете». Я хочу помочь – показать места, где есть недоделки, и объяснить, как именно было бы удобно именно для меня и других инвалидов.

К тому же нельзя сказать, что не делается совсем ничего. Большинство новых жилых и офисных зданий строятся таким образом, что в них есть и пандусы, и невысокие бордюры рядом, и пологие съезды. Потихоньку улучшается инфраструктура в существующих магазинах, социальных учреждениях, больницах. В прошлом году в Туле вышли на маршрут низкопольные троллейбусы, в этом – еще и автобусы, а на очереди и трамваи.

– Думаю, что теперь «Недоступное воскресенье» лично я буду проводить не реже раза в два месяца, – рассказывает Артем. – Во-первых, сам смогу увидеть, какие изменения происходят, во-вторых, поделюсь информацией с властями. Возможно, даже соберемся с друзьями и в один день устроим такую прогулку в нескольких городах области, а может и России.

Артем много смеется, даже когда говорит о серьезных вещах, он шутит и пытается сам для себя таким образом сделать окружающий мир добрее и дружелюбнее. А я думаю о том, что не только ему а, наверное, и мне, и любому человеку хотелось бы реже говорить или слышать «не»: не пройду, не смогу, не попасть, не войти, не погулять.




Партнеры