Кто захватил усадьбу Мирковичей в Одоевском районе

13.11.2019 в 09:10, просмотров: 2074

Вывезти 3 тысячи экспонатов из усадьбы своего предка Ольга Троицкая-Миркович не успела. В доме были заменены замки, а позже ценные предметы, включая сани-розвальни, беккеровский рояль, икону Спас Нерукотворный и другие вещи, были вывезены в неизвестном для женщины направлении. Захват произвели одоевские власти. О конфликте человека и государства в деле восстановления дворянской усадьбы – в нашем материале.

Кто захватил усадьбу Мирковичей в Одоевском районе
Фото: МК в Туле

«Берите, все ваше!»

Эта история началась в 90-е годы, когда после распада Советского союза заговорили о том, о чем в СССР было даже думать незаконно – о своих дворянских корнях, о вкладе знати в историю и культуру России.

На этой волне Ольга Троицкая-Миркович занялась тем, о чем всегда мечтала - исследованием собственной родословной, которая уходила корнями в Одоевский уезд Тульской губернии.

В поисках утраченного женщина приехала в рабочий поселок Одоев, где заново открыла историю – и для себя, и для местных властей. Оказывается, покосившееся здание на холме в Николо-Жупани, где жили беженцы из СССР и сотрудники расположенного по соседству дома-интерната  – не просто обветшавший Дом отдыха советских писателей. История здания уходит корнями как минимум в 1851 год, когда Александр Миркович, российский дворянин с сербскими корнями, герой войны 1812 года построил для своей семьи дом в стиле ампир. Позже здесь жил его сын с женой и внучки. 

Как гласят местные народные предания, в 1917 году, когда народ подошел к усадьбе Мирковичей, барыня вышла на крыльцо, и сказала – «Берите, все ваше!». Но местные жители не стали грабить дворян – за долгие годы жизни бок о бок между ними установились добрые отношения. Впрочем, власти дважды за сто лет воспользуются предложением вдовы Миркович.

Как чиновники твердо слово держали

Ольга Троицкая-Миркович обратилась с просьбой к областным тульским властям - передать ей в управление разрушающуюся аварийную усадьбу, которая с февраля 1995 года указом Президента признана памятником истории и культуры федерального значения. Местные одоевские власти, а именно глава района при свидетелях в беседе с Ольгой заявил: «Я помогать вам ничем не буду».  Заявленное обязательство чиновник честно выполнил – и перевыполнил. Все, чего смогла добиться Троицкая-Миркович, было сделано не благодаря, а вопреки бесконечному конфликту с местными властями. 

Ольга Троицкая-Миркович

В августе 2000 года женщина при официальной поддержке департамента культуры и комитета по управлению госимуществом Тульской области получила разрешение на получение «Дома Мирковичей» в долгосрочное  - на 49 лет - безвозмездное пользование. Но фактически это был лишь «договор о намерении», который был реализован лишь 5 лет спустя, после обращения Троицкой-Миркович к Президенту. В марте 2005 между Комитетом по управлению государственным имуществом Тульской области и специально созданной Троицкой-Миркович АНО «КЦ «Усадьба генерала Мирковича» был заключен официальный Договор №8 о передаче в безвозмездное пользование недвижимого имущества, являющегося государственной собственностью. Важный момент – администрация Тульской области на тот момент считала, что усадьба является региональной, а не федеральной собственностью. Но тогда, почти 20 лет назад, местные власти об этом то ли не думали, то ли забыли. До поры до времени.

Многие, в том числе и федеральные СМИ, вынесли передачу в аренду на первую полосу. Факт возвращения исторической усадьбы, пусть хотя бы и в аренду, назвали мягкой реституцией.  Тогда, в середине 2000-х, редкое интервью или обозрение на тему частно-государственного партнерства при восстановлении памятников архитектуры обходилось без упоминания о Николо-Жупани как о позитивном и перспективном примере.

Но оказалось, что все не так просто. Вспомним обещание местных властей, которые в этот раз проявили системность и последовательность. По словам Троицкой-Миркович, узнав о грядущей передаче памятника, муниципалитет зарегистрировал в усадьбе 24 жильца. Как позже будет установлено прокуратурой Одоевского района – незаконно, так как дом никогда не являлся жилым фондом. Одоевская администрация приняла на себя обязательство расселить людей. Но обещание «ничем не помогать» было дано раньше – и потому, имело большую силу.

В 2013-м году поместью был причинен культурный ущерб – соседний детский дом, собираясь строить стадион, вырубил аллею реликтовых  тополей.

Людей прописывали в здании вплоть до 2014-го года, когда в усадьбе были зарегистрированы грудной ребенок и гражданин, вернувшийся из мест заключения.

И все же, музей работал. Ольга собирала памятные и мемориальные вещи – документы, иконы, сундуки и люльки. Она верила, что все трудности – временные, а музей будет навсегда. Женщине удалось скопить значительный фонд. В дни города здесь работали экскурсии, проводились культурные вечера. Хотя, конечно, восстановить аварийное здание без помощи инвесторов было невозможно – а инвесторы опасались вкладываться в памятник, в котором прописаны бывшие уголовники и несовершеннолетние, и землю под которым невозможно оформить и выделить.

В 2014-м в Одоевский детский дом-интернат приезжал губернатор Тульской области Владимир Груздев. Ольга Троицкая-Миркович встала с баннером возле усадьбы, чтобы привлечь внимание чиновника к прописке людей в музее.

«Местные чиновники тогда отреагировали быстро. Через несколько месяцев было предоставлено жилье молодой маме с грудным ребенком, зарегистрированной в памятнике», - вспоминает Троицкая-Миркович.

Процесс реставрации

Воображаемые гранты и реальные штрафы

Тогда же ей пришлось столкнуться с информационной травлей.  АНО стало получать штрафы за отсутствие реставрационных работ в здании. Местный телеканал разместил на сайте сюжет, который породил слухи о Троицкой-Миркович. Женщину обвинили в нецелевом расходовании грантов, предназначенных на возрождение усадьбы.

«Но я не получала никаких грантов. Наверное, людям, решившим очернить меня, трудно поверить, что всю работу в усадьбе я вела своими собственными средствами, и на свои деньги», - рассказывает Ольга Серафимовна.

Суд с телеканалом о защите достоинства женщина проиграла – ей не удалось доказать выход сюжета в эфир, а с сайта порочащий ее материал вскоре пропал.

Со временем Троицкая-Миркович, проживающая в Московской области, поняла, что оставлять в музее ценные вещи – рискованное дело. Усадьбу регулярно грабили, и виновных не находилось. Поэтому самые ценные документы руководитель АНО увозила с собой – и фотографировала экспозицию перед тем, как закрыть музей.

Лишь 25 декабря 2017 года был, наконец решен вопрос о прекращении регистрации последнего жильца в памятнике. И ровно в тот же день Министерство имущественных и земельных отношений Тульской области обратилось в Арбитражный суд региона с иском о признании права РФ отсутствующим и признании права собственности Тульской области на объект культурного наследия.  Только тогда «неожиданно» выяснилось, что правообладателем Дома Мирковича все-таки является Российская Федерация. 

Как в Тульской области кончились игры в реституцию

В очередном арбитражном судебном процессе по иску  от 25 декабря 2017 года «О признании права собственности Российской Федерации на объект недвижимого имущества отсутствующим, признании права собственности Тульской области на объект недвижимого имущества  Министерства имущественных и земельных отношений Тульской области» к Межрегиональному территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Тульской, Рязанской и Орловской областях, Троицкая-Миркович выступала третьим лицом на стороне ответчика – и ратовала, чтобы усадьба осталась в федеральной собственности. Суд признал право федеральных властей на здание «Дом Мирковича».

Однако, распоряжением МТУ Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Тульской, Рязанской и Орловской областях № 526-р от 17 декабря 2018 г. памятник «на основании поручения Федерального агентства по управлению государственным имуществом от 14.12.2018 г. № СА-07/42160, учитывая решение собрания депутатов муниципального образования Одоевский район от 23.11.2018 г. № 44-323», был передан в собственность муниципалитета.

Впоследствии усадьба Мирковичей досталась как третье аварийное здание местному краеведческому музею.

Свыше  20 лет судьба дворянских развалин не особенно заботила местные власти, но после выделения 50 млн рублей на реставрацию дома в рамках празднования 500-летия Тульского Кремля ситуация изменилась. 

«Теперь смело можно сказать, какова была цель всех этих действий – заполучить памятник и федеральные средства на его реставрацию. А меня оставить с сотнями тысяч штрафов... Хотя не абсурд ли это? Штрафовать АНО, хотя собственник – Российская казна?», - считает Троицкая-Миркович.

Сегодня женщина продолжает судиться – она добивается признания незаконной передачи памятника федерального значения «Дом Мирковича» из казны РФ в муниципальную собственность, а, следовательно, и краеведческому музею, а также -  сохранения всего усадебного комплекса как федерального мемориального музея-усадьбы генерала  А.Я. Мирковича, в котором лишь как отдельные включения могут быть дополнительные экспозиции.

Экскурсия в усадьбе. Фото: личный архив Троицкой-Миркович

«Местным властям историческая ценность усадьбы не важна. Здесь собираются делать гостинично-ресторанный комплекс, а экспозиции будут в двух залах – один о войне 1812 года, второй – о Доме отдыха писателя. На баннерах, развешенных по Одоеву, усадьбу называют домом Чичерина, а фамилию Мирковичей пишут с ошибками», - рассказывает потомок героя войны с Наполеоном.

Пробиться выше уровня властей райцентра и дальше регионального министра культуры Татьяны Рыбкиной женщине не удается.

«Я пишу Владимиру Путину о своей ситуации – а мне отвечает прокурор Одоевского района», - рассказывает о работе вертикали власти Троицкая-Миркович.

«МК в Туле» подготовил запрос в министерство культуры Тульской области о судьбе экспонатов, отсутствии экспозиции в честь Мирковича, вырубке тополей. Ответ на ряд вопросов вы можете видеть ниже.

На вопрос, почему не будет отдельной экспозиции в честь Александра Мирковича, основателя усадьбы, чиновники ответили – потому, что нет экспонатов. Троицкая-Миркович утверждает, что это неправда – экспонаты есть, и в достаточном количестве.

«Однако, в Музее войны 1812 года особое внимание будет уделено подвигу героя Отечественной войны 1812 года, генерал-майора, Георгиевского кавалера А.Я. Мирковича», - отмечено в ответе из министерства.

В ответ на вопрос о вырубленных тополях чиновники ответили, что «данный вопрос не входит в компетенцию и полномочия министерства».

Решением арбитражного суда Тульской области от 18 июля 2019 года Троицкая-Миркович должна освободить здание усадьбы от своего имущества.

В министерстве сообщили, что 1 255 предметов были вывезены в расположенный по соседству интернат для престарелых и инвалидов после неоднократного уведомления директора АНО «Культурный центр «Усадьба генерала Мирковича». Однако, редакция располагает данными о том, что часть ценных предметов находится в хранилищах краеведческого музея города Одоева.

«Обращаюсь к Вам, как к офицеру, о защите памяти офицера, участника Отечественной войны 1812 года», - так начинается письмо Ольги Троицкой-Миркович к губернатору Тульской области Алексею Дюмину. Это одно из обращений женщины, еще одна попытка сохранить память о своем предке-герое. Попытка, похоже, провальная – как и мягкая реституция усадьбы Мирковичей в Одоевском районе.

Справка «МК в Туле»: 

Ольга Серафимовна Троицкая-Миркович, директор АНО «Культурный центр «Усадьба генерала Мирковича», лауреат Национальной премии «Культурное наследие-2008» «За большой вклад в сохранение, возрождение и популяризацию памятников гражданского и культового зодчества России».

Александр Яковлевич Миркович, родился 2 февраля 1792 года в семье дворян Тульской губернии.

Окончил курс в Пажеском Его Величества корпусе, где имя его в числе отличнейших, занесено на мраморную доску. В 1810 году в 17 лет был выпущен в офицеры с чином поручика и был назначен в Лейб-Гвардейский конный полк, в рядах которого и участвовал в Отечественной войне 1812 года и в кампаниях 1813—1814 годов.

В битве под Фер-Шампенуазом,  Миркович принял участие в атаке на шести-орудийную батарею, которая завершилась победой российский войск. Под молодым офицером Мирковичем была убита лошадь.

12 октября в день оставления французами Москвы, присутствовал при закладке храма Христа Спасителя. Спустя 66 лет именно Миркович, в числе очень не многих оставшихся в живых ветеранов Отечественной войны, получил приглашение присутствовать при торжественном освящении этого храма.

Одной из главных забот Александра Мирковича было сохранение памяти о войне 1812 года, и об истории России в целом. Он тщательно собирал исторические документы, сохранил письма Екатерины II к деду своей жены Чичерину, которые впоследствии он передал в Императорскую публичную библиотеку.

Скончался Александр Яковлевич Миркович в возрасте 96 лет. Его тело было погребено в монастыре Святого Креста 24 июня 1888 года.