Поиск войны в мирное время или Чем опасна «меняйловщина»

15.05.2019 в 16:31, просмотров: 1148

Тульская область «прогремела» на всю страну историей о «партизанской» «войне» последователей писателя Алексея Меняйлова, обосновавшихся в Суворовском районе Тульской области, за умы людей, а затем и против правоохранительной государственной машины. Последователям «Партизанской Правды Партизан» пока удалось избежать уголовного наказания из-за либерализации законодательства в области экстремизма. Не будем оценивать ситуацию с юридической или морально-этической точки зрения. По первому вопросу есть компетентные органы, а по второму мнений может быть много. Наша тема – использование «партизанами» приемов манипуляции человеческим мнением через слово и устоявшиеся стереотипы.

Поиск войны в мирное время или Чем опасна «меняйловщина»
Фото: Светлана Виданова/Новая газета

Что случилось в суде Суворовского района?

В начале мая 2019 года в Суворовском районном суде состоялось редчайшее для российской  судебной системы событие – прекращено уголовное дело в связи с частичной декриминализации статьи Уголовного кодекса. Лидера движения «Партизанская Правда Партизан» Алексея Меняйлова и его гражданскую жену Слатану судили по части 1 ст. 282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства». По версии следствия, супруги унижали человеческое достоинство по признакам пола (женщин) и принадлежности к какой-либо социальной группе (узники концлагерей). 

Такую оценку правоохранителей заслужила деятельность Меняйловых по созданию и размещению в социальных сетях роликов, признанных экстремистскими, например «Что общего у матерей Гитлера и Порошенко?» или «Почему девушки так торопятся дать?». Писатель Алексей Меняйлов также «интересуется» историей Великой Отечественной Войны, называет Иосифа Сталина «шаманом» и имеет множество последователей и подписчиков в социальных сетях. Видео и социальные группы «Партизанской Правды Партизан» («ППП») изобилуют критикой женской сущности, а также военнопленных, которые предпочли плен смерти. У движения есть Совет, попасть в который можно, если организовать 3 тысячи просмотров. То есть, организация Меняйлова, обосновавшись в Суворовском районе Тульской области, активно занимается расширением круга своих сторонников.

Большая часть последователей «ППП» - бывшие военные, видимо, так и не адаптировавшиеся к жизни на «гражданке». Члены движения проводят военные учения со стрельбой из пневматических пистолетов и метанием муляжей гранат. Каждый член общества должен подробно рассказать свою биографию и «покаяться» в «грехах» прошлых лет. В обществе транслируется ценность товарищества, которая ставится выше ценности семьи. Так, в социальной группе «ППП» есть записи о том, что понятие «материнской любви» - это фикция. Братья-партизаны стремятся заместить собою семью. Некоторые «партизаны» разрывают свои прежние социальные связи.

О несуществующем «горящем» Музее Героев

В Суворовском районе  Алексей Меняйлов купил здание заброшенного детского сада и начал там капитальный ремонт с целью разместить, так называемый, «Музей Героев». Из-за обнаружения нарушений в оформлении документации администрация Суворовского района потребовала вернуть здание в первоначальный вид, что дало пропагандистам Меняйловых основания обвинить чиновников в требовании сжечь помещение (до реконструкции постройка пострадала от пожара). Вот что присылал в редакцию «МК в Туле» по этому поводу пресс-секретарь Меняйлова Роман Аргашоков (орфография и пунктуация авторские):

«Администрация г. Суворова Тульской обл., требовавшая сжечь Музей Героев ВОВ, расширяет исковые требования, узнав, что проектная документация приводится строителями в порядок. Известный политолог, один из топовых российских блоггеров Олег Матвейчев расценивает действия местных властей как БАНДЕРОВЩИНУ»

И далее:

«Почему же идея Музея Героев им ненавистна? Один из топовых российских блогеров Олег Матвейчев недоумевает, откуда такая поистине бандеровская злость к Музею? В своем блоге он пишет: «Требование сжечь Музей Героев может показаться нормальным разве только для бандеровцев. А для не предавших Родину требование уничтожить Музей Героев чудовищно – с нравственной точки зрения. Это надругательство над Героями, а, значит, и над Родиной».

Над этими строками явно работал профессионал слова. Читатель и не заметит, как автор этих строк плавно переносит проблему перестройки здания частным лицом для своих нужд в ранг общегосударственных, подменяет понятие приведения здания в первоначальный вид (в котором еще нет никакого музея) в «уничтожение» как будто уже существующего объекта. А всех недовольных строительством причисляет к предателям, обвиняя в надругательстве над героями и над Родиной.

Использование таких общественно одобряемых слов, как «музей» и «Родина», маскирует реальные действия. Кроме того, музей предполагает наличие музейных экспонатов. Однако, на вопрос журналистов «Новой газеты» о том, что будет выставляться в музее, адепты – «партизаны» ответить не смогли.

А король-то голый!

Другой риторический прием позаимствован из классики. Всем известна сказка Ханса Кристиана Андерсена «Новое платье короля». Сторонники Меняйлова обвиняют людей, которых оскорбляет содержание «творчества» писателя, в наличии тех пороков, о которых пишет или говорит автор.

В тех же пресс-релизах пресс-секретаря Меняйлова мы читаем:

«Профессор Высшей Школы Экономики, кандидат философских наук Олег Матвейчев заявил, что почувствовать унижение от роликов Меняйлова могли люди по принципу “на воре и шапка горит”, т.е. те, которые узнали себя в разбираемых Меняйловым негативных персонажах литературных произведений. “Пусть они лечатся, а не в суды подают”, - добавил Матвейчев в интервью после судебного заседания. [...] Доктор философских наук, религиовед Сергей Иваненко также заявил, что никто не заставляет отождествлять себя с конкретной категорией, разбираемой в роликах Меняйлова. А раз человека задели те или иные характеристики, видимо, он себя в них узнал».

Иными словами, за любое возмущение сексистскими высказываниями сторонников Меняйлова, женщина может быть обвинена  в «низкой социальной ответственности». Но «король-то голый!»

«Партизанская» борьба продолжается

По версии следствия, Меняйлов создал военизированную организацию с «деструктивной идеологией».

Однако, еще 11 января 2019 года, на предварительном слушании прокурор заявил о необходимости прекратить дело в связи с частичной декриминализацией ч. 1 ст. 282 УК РФ. Но Меняйлов вознамерился получить полную реабилитацию. Но философское наследие Меняйлова признано экстремистским и удалено по решению суда.

В Суворовском районе Тульской области, а еще точнее – в сети интернет, которая не имеет границ, обосновалась организация, которая продолжает свою работу под названием «Палеонтологическая правда палеонтологов». На странице в социальной сети «ППП» прямо записано, что «никакой резкой смены направленности этой страницы (бывшей "Партизанской Правды Партизан" - "ППП") не произошло. Только теперь основная цель страницы - это изучение палеонтологии с философской точки зрения. А так же организация посещений Палеонтологических музеев и обсуждение экспонатов».

Пока смягчается законодательство, суворовский «клуб по интересам» развивается прежними темпами. Согласно сведениям, полученным «Новой газетой» от «партизан», для всех последователей обязательным является час в неделю рекламировать в соцсетях «Партизанскую правду» и читать одну «правильную» книгу в месяц.

Возникновение партизанских движений в истории человечества связано с захватнической политикой врагов. Для того, чтобы понять, кого считают «врагами» последователи Меняйлова сейчас, нужно погрузиться в его околомистическую философию.

Подозрения в экстремистской деятельности писателя ранее возникали у столичных правоохранителей. Теперь «партизаны» переместились в Тульскую область. И кажется, что судебная история этого движения еще не закончилась, потому что «партизаны» продолжают в том же духе.

Есть ли опасность того, что некоторым людям нужно ощущать «братство», ходить строем и метать муляжи гранат в лесу? Наверное, нет, если только эти люди не пытаются сплотиться вокруг полуокультной идеологии. Главное, чтобы не пострадали люди, которые живут рядом, но не разделяют «правильные» с точки зрения «партизан», убеждения. Во всяком случае, как видится, финальная точка в противостоянии правоохранительных органов и партизан-палеонтологов не поставлена.