Первый год в тульской Облдуме: Илья Киндеев делится впечатлениями

Депутату Тульской областной Думы от ЛДПР Илье Киндееву 31 год. Он женат и воспитывает дочь. В региональный парламент молодой политик избрался в сентябре 2019 года. С тех пор минул год, и мы попросили Илью Игоревича поделиться впечатлениями от первых месяцев работы в Облдуме.

Первый год в тульской Облдуме: Илья Киндеев делится впечатлениями

- Илья Игоревич, чуть более года назад вы стали областным депутатом. Вы прошли длинный путь от рядового члена партии до координатора реготделения, а затем и регионального депутата. Совпали ли ваши ожидания от работы в Тульской областной Думе и реальность?

- Я в начале не представлял себе фронт работы, а теперь я полностью понимаю, как это устроено. До избрания я работал помощником депутата, поэтому с людьми и обстановкой был знаком, но меня не было на комитетах, и я не понимал механику принятия законов: почему первое чтение, зачем второе, почему на заседаниях голосуют «без доклада».

Сейчас я понимаю, что фраза «без доклада» - это бюрократическая история.

Профильные министры приходят на все думские комитеты и рассказывают о законопроектах. Итого они это делают пять раз, на всех комитетах. Шестой раз они приходят на заседания областной Думы. Соответственно все депутаты уже знают законопроект и могут проголосовать без доклада.

Выступления на заседании бывают в случае рассмотрения сложного законопроекта. Формат взаимодействия в комитетах существует не первый год, значит он рабочий, но безусловно я считаю, что, если депутат требует на заседании доклада по вопросу из повестки, он этот доклад от выступающего должен услышать.

- Вы не просто депутат, а занимаете должность. В чем заключается функционал заместителя председателя думского комитета?

- Основной функционал заместителя заключается в замещении председателя комитета в случае его отсутствия на мероприятии или заседании комитета. Я комитеты пока еще не вел, но хотелось бы попробовать.

- Председателем комитета, в котором вы состоите, стал депутат от «Коммунистов России» Юрий Моисеев. Как выстроились ваши с ним отношения? Сработались?

- Юрий Фясыхович достаточно общительный и компанейский человек, поэтому каких-то проблем в общении и работе у нас нет. Я думаю, что у нас сложилось взаимопонимание.

- Вы не сталкивались с дедовщиной со стороны старших коллег-депутатов?

- В Тульской областной Думе есть фракционное деление, поэтому, полагаю, никто бы не рискнул никакую дедовщину применять. У меня, как депутата, есть руководитель фракции и руководитель Думы, поэтому не вижу никаких причин для дедовщины в принципе.

Несмотря на статус, все люди, которые находятся в Думе, это просто депутаты.

Все немного старше меня и немного опытнее, поэтому есть отеческое отношение. У меня в комитете, например, Михаил Евгеньевич Иванцов, Егор Васильевич Атанов – не могу же я общаться с ними, как со сверстниками.

- В комитетах вы обращаетесь друг к другу по имени и отчеству?

- Да, и я выступаю именно за такой формат, потому что это позволяет выдерживать рабочую дистанцию и не забывать о цели коммуникации. Западная манера обращаться по имени мне не близка.

- Существует ли среди депутатов Облдумы гендерная разница при взаимодействии?

- Я бы так не сказал. В основном, в Думе собрались не простые люди. Например, Марина Викторовна Левина, Галина Ивановна Алешина – к ним нельзя относиться просто, как к женщинам. Они – депутаты. Лично у меня никогда не возникало мысли о том, что кто-то кого-то превосходит по гендерному принципу. К женщинам - депутатам я испытываю даже больше уважения, потому что так повелось, что женщинам в политике тяжелее пробиться.

На выборах в Киреевске в текущем году, Левина была единственной женщиной-кандидатом, а претендентов было много. И это был один из ее козырей. Еще не известно, к кому у избирателей больше доверия – к мужчине или к женщине.

- Вы уже участвовали в законотворческой работе?

- Да, конечно. Мы разработали законопроект о тишине, например, о запрете продажи алкогольных напитков в праздники, связанные с молодежью.

Кейс с законопроектом о тишине вообще интересным получился. Я в первый раз видел, чтобы Общественная Палата Тульской области давала какие-то рекомендации по предложенному Облдумой законопроекту, и это при том, что частично Общественную Палату выбирала Тульская областная Дума. Это орган уважаемый, конечно, но по иерархии в законодательном плане стоит на другой ступени.

При обсуждении закона об ограничении продажи алкоголя я приводил опыт почти 50-ти субъектов, в которых подобные меры действуют. Хотя отмечу, что на территории Тульской области достаточно суровые рамки для продажи алкоголя. Вечернее ограничение для меня понятно, но утреннее с 14.00 – достаточно серьезно.

- После избрания вы сложили с себя полномочия руководителя регионального отделения ЛДПР. Это так принято или обстоятельства сложились?

- Нет, так совпало. У нас в партии есть определенный срок, на который избирается руководитель, и этот срок не может повториться более двух раз. Соответственно, я руководил реготделением два срока и не мог переизбираться. Я бы хотел оставаться руководителем, потому что это давало мне больше веса как кандидату. Это тоже самое, если на выборы идет кандидат, который уже был депутатом. Действующий депутат, особенно раньше, когда были депутатские фонды, уже заслужил определенную репутацию: наделал ремонтов в подъездах, например. А новичок не обладает положительным багажом. Равно, как и отрицательным, разумеется.

- У вас есть молодежная организация, о которой я слышала много хорошего. Участники встречи молодежных организаций политических партий, состоявшейся в ресурсном центре правительства Тульской области 16 октября, укрепились во мнении, что им надо чаще встречаться, чтобы тренироваться вести дискуссию. Вам лично помогла молодежная партийная организация?

- Конечно помогла. Для любой партийной ячейки молодежная организация – очень сильная структура, если она развивается. Одно время, когда я только пришел, мы в партии не воспринимали «молодежку» всерьез. Дети не голосуют, их тяжело привлечь, наши темы их не интересуют – такое сначала было мнение. Потом, когда понимаешь, что много ребят хотят работать на перспективу, начинаешь их взращивать и это дает серьезные плоды. Не заниматься с молодежью нельзя.

- Можете ли вы подтвердить, что на фоне других партий, работа молодежной организации тульского отделения ЛДПР самая крутая?

- У нас есть человек, за которым идет молодежь. Честно скажу, что за мной молодежь не идет. Так сложилось. А за ним идет. Этот человек – Александр Маринков. Он привел костяк молодежи в организацию. Я упускаю какие-то молодежные моменты: тренды, тик-токи, сленговые выражения, имена музыкантов. Я не могу поддержать разговор на эти темы. А Александр Славкович может, хотя он был старше меня, когда пришел в руководители молодежной организации. Я пришел в 24 года и уже не понимал, а ему сейчас 28 – и он держит все на контроле. Я не знаю умышленно или не умышленно, но, когда он будет разговаривать с 18-летним молодым человеком, он найдет с ним общий язык.

- Ударила ли история Хабаровска по молодежи в вашей партии?

- Очень сильно ударила. Люди хотели в бой, ждали другой позиции. Мы проводили и проводим разъяснительную работу. Некоторых это успокаивает. В основном, молодежь интересует развитие, а не федеральная повестка. События в Хабаровске их беспокоили, пока информация была в ленте Инстаграма, но глобально о коренной несправедливости они вряд ли задумываются. Бедолага Дегтярев попал под информационную атаку, где его высказывания режут и выдают кусками. У всех есть огрехи, я его не защищаю, но подобные нарезки наблюдал. Люди, ведь, хотели не губернатора от ЛДПР, они хотели конкретно Фургала. Я не думаю, что у кого-то среди сторонников Фургала есть мысли, что он действительно причастен к тому, что ему приписывают, но вопрос пока открыт.

Нашу молодежь эти события, безусловно, волновали. Были порывы организовать поддержку.

Но представим себе такую ситуацию, что мы вышли бы в поддержку Фургала, вывели людей, а потом он получает реальный срок, находятся факты. И что с этим делать? Шанс минимальный, но все же.

- Какие сильные и слабые стороны есть у Киндеева-депутата?

- Во мне сильна бюрократическая сторона. Мне нужно официальное обращение на бумаге, все должно быть запротоколировано, но я понимаю, что есть вопросы, которые можно решить неформально. Надо работать быстрее. Я все время себе составляю графики и планы, которых придерживаюсь. Я обожаю, когда все по плану. На мероприятиях у меня все расписано по минутам. Но это не всегда идет во благо.

- Хватает ли у вас времени на семью, на друзей, есть ли у вас хобби?

- Воспитание дочери – мое основное занятие в нерабочее время. 90 % моей жизни - это моя работа и моя дочь. Все остальное – потом. У меня много хобби. Основное, наверное, обусловлено тем, что я не закончил художественную школу. Я рисую и проектирую.

Читайте по теме: Впервые избранный: тульский депутат рассказал о том, как не растеряться среди коллег