Откуда вышел и куда шагает частный тульский музей

13.02.2020 в 09:39, просмотров: 1220

В конце 2019 года один из первых частных тульских музеев, Музей филимоновской игрушки в Одоеве, отметил свое десятилетие. С тех пор в регионе появилось множество подобных экспозиций, посвященных советским игрушкам, гармоням и баянам, самоварам, пряникам, мототехнике.

«МК в Туле» побеседовал с первопроходцем частного музейного дела в Тульской области Сергеем Кузнецовым. Учредитель и директор нескольких постоянно действующих выставочных площадок рассказал, как и откуда появляются частные экспозиции, почему, хотя это и  не бизнес – но требует бизнес-плана, и почему экспозиции музейщиков из народа не помешают государственным и муниципальным музеям.

Откуда вышел и куда шагает частный тульский музей
Фото: МК в Туле

Из села Филимонова, далее – везде

Здание музея филимоновской игрушки похоже на пряничный домик. Красные стены, синие рамы с легкими занавесками и подвешенными на невидимых нитях бело-желто-зелено-красными свистульками, барынями и медведями.

Внутри пахнет травяным чаем и пряниками. И немного сырой глиной – легендарная синика, приготовленная для мастер-классов, лежит в специальном тазу, укрытая мешковиной.  Помещение организовано так, что после экскурсии посетители могут и сами слепить игрушку, и раскрасить обожженную заготовку, и попить горяченького, и купить сувениры на память.

Эта площадка – первая, но сегодня уже не единственная в ведении Сергея Кузнецова. Он управляет тремя полноценными музеями и экспозицией, которая вот-вот вызреет в нечто самостоятельное: выставка «Филимоновская игрушка в кружеве» вполне может стать объемным и серьезным показом-погружением в историю одоевского и белевского кружевоплетения.  Здесь же, в Одоеве отпраздновал год существования музей советской игрушки «В детство». В Туле Кузнецов создал и заведует интерактивной площадкой «Гармони деда Филимона».

А началось частное музейное дело 10 лет назад, и не совсем от хорошей жизни – в Одоеве погибал промысел, прекратила существование созданная местным подвижником Николаем Денисовым мастерская филимоновской игрушки.

«Это были сложные годы. Идея была одна - сохранить промысел. Я решил организовать музей, как площадку, которая бы все аккумулировала,  объединила бы мастеров, не давая промыслу исчезнуть.  Это сработало», - рассказывает Кузнецов.

Основу экспозиции положила его личная коллекция. Позже опыт Сергея Кузнецова повторили тульские владельцы коллекций самоваров и мототехники. Сегодня собрание самоваров бизнесмена Михаила Борщева можно увидеть в парке-отеле «Грумант», а коллекцию мотороллеров и мотоциклов – в музее «МотоАрт» под Тулой.  Но первым частным учреждением культуры в регионе, работающим как музей – с постоянной экспозицией, часами работы, экскурсоводами, и, самое главное, посетителями, стал музей о промысле села Филимоново.

Тогда, 10 лет назад многое делалось интуитивно, на голом энтузиазме.  Начинался музей с 70 квадратных метров, в которые входил и кабинет для сотрудников.  Приобретенное под культурные нужды здание было в плачевном состоянии. При поддержке местных мастеров его красили и ремонтировали. Приобретались первые, бывшие в употреблении витрины – новые стоили неподъемно дорого.

«Сейчас это достаточно интересная экспозиция, насчитывающая более 3000 игрушек. В экспозицию входят документальные фотоснимки, картины, предметы быта. И если мы начинали с местной народной игрушки, то сейчас добавились образцы более чем из 40 регионов России и стран зарубежья.  Мы выезжаем с выставками в соседние области, сегодня у музея есть отдельное помещения для занятий, и площадь расширилась до 330 квадратных метров Это даже для Тулы неплохо», -  рассказывает директор музеев. 

Сегодня одоевский музей по-прежнему реализует свою главную задачу:  объединяет мастеров,  сохраняет промысел.  Хранители народных традиций хотя бы раз в год приезжают, привозят игрушки, делятся наработками. Они знают, что все работы, переданные в музей, хранятся и выставляются. 

Мыши, утюги, и то, что смела история

Что кардинально отличает музей с государственным участием от частного? В первую очередь, финансированием. Те деньги, пусть и небольшие, на которые живут краеведческие, исторические и художественные учреждения, они получают независимо от потока туристов. Частник должен крутиться в два-три раза быстрее, и зарабатывать все сам.

«Конечно, то, что мы создаем – это не для заработка. По информации, озвученной на  одной из встреч «Ассоциации частных музеев России», более 90%  негосударственных учреждений культуры создано на основе личных коллекций, а деньги их владельцы зарабатывают на чем-то другом. Но я себе и нашим музеям цель поставил - самоокупаемость. И хотя я не рассматриваю выставочные площадки как источник собственного дохода, считаю, что операционная прибыль должна быть. Как минимум, на аренду, зарплату, налоги», - рассказывает Сергей Васильевич.

Он добавляет, что развиваться в таком режиме, конечно, сложно, приходится искать дополнительные источники дохода. Но ухоженный, уютный и просторный музей Филимоновской игрушки доказывает – и выставка глиняных игрушек, при грамотном подходе может быть экономически эффективной.

Потому, каким бы энтузиастом, филантропом и меценатом не был бы владелец той или иной коллекции, по мнению Кузнецова, к созданию музея надо подходить как к бизнесу:

«Все надо четко прописывать, хотя бы для самого себя. Знать источники финансирования, планировать расходы, анализировать турпоток, понимать, кто и зачем придет в музей».  

Еще одно кардинальное различие музеев частных и казенных – тематика.  Кузнецов рассказывает, что многие муниципальные учреждения в небольших городах и поселках в СССР создавались и работали по единой схеме: немного информации о биологическом разнообразии и природно-климатических особенностях края. Чуть-чуть о дореволюционной истории, с упором на страдания простого народа и злоупотребления властей и дворянства. Затем – революция, война, послевоенные годы.

«Из истории были вымыты целые пласты – истории дворянства, предпринимателей, меценатов, политиков, которые порой вносили определяющий вклад в развитие территории. Взять хотя бы Мосоловых, металлургов, о которых сейчас широко говорят. 10 лет назад даже краеведы не особо помнили, кто это такие», - рассуждает создатель музеев.

И этот факт открывает неограниченные возможности для частных историй и исследований.  Негосударственные музеи, как правило, узнонаправленные. Они могут позволить себе то, что невозможно в формате официальных учреждений культуры: например, посвятить себя истории огурца, мыши или утюга.

Культурный ландшафт-дизайн

Сергей Кузнецов рассказывает, что, не смотря на противопоставление государственного и частного, которое неизменно возникает при сравнении музеев, все культурные учреждения взаимно дополняют друг друга.

«Когда где-то возникает частный музей, он создает некую конкуренцию, в хорошем смысле этого слова. Директор «Эрмитажа» Михаил Пиотровский в одной из своих статей писал – частные музеи формируют культурных ландшафт территории», - рассказывает Кузнецов.

Он добавляет, что и муниципальные, и частные музеи ощутили на себе живительное влияние тульской областной политики по популяризации внутреннего туризма.  Реклама тульских брендов,  год Тулы как Новогодней столицы России, развитие транспорта и гостиничного бизнеса – все это льет воду и на мельницу частных музеев.

«К примеру, в Одоеве в конце 2019 года открылась гостиница. И это тоже определенный этап: город теперь не только музейный центр, он становится логистической точкой. Люди могут не спешить, чтобы посмотреть все за один день. И мы, в свою очередь, общаясь с турагенствами, рассказываем, что готовы показать три наши экспозиции. А краеведческий музей проведет экскурсию по Одоеву.  Ночью можно отдохнуть в гостинице, и затем посетить Анастасов монастырь, съездить в Белев», - продолжает Сергей Васильевич.

Сегодня музей Филимоновской игрушки посещают около 5000 туристов в год. Примечательно, что в последние годы становится все больше индивидуальных туристов – они оценили возможность не подстраиваться под организованные группы, а самим бронировать билеты на поезда и автобусы, и путешествовать в своем собственном комфортном ритме.

«Отношение к частным музеям изменилось и на государственном уровне.  Если раньше о нас старались не говорить и не замечать, то сегодня мы получили зеленый свет. Когда культурный объект работает, кому бы он ни принадлежал, в движение приходят и все окружающие, сталкивающиеся с ним организации и люди. К примеру, если поначалу люди относились к нашему появлению осторожно, то теперь с нами советуются, нам приносят вещи в дар. После открытия музея советской игрушки нам стали передавать в дар кукол, и даже школьные советские парты и форму. Этот процесс очень интересен. Люди вовлекаются, откликаются, видят, что это может быть интересно», - завершает беседу Сергей Кузнецов.



|