Тульский инвалид живет на остановке

Почему безногий инвалид живет на остановке?

Почему безногий инвалид живет на остановке?

Говорят, неправильно сетовать на судьбу, стеная: «За что мне это?!» Мол, не «за что?», а «для чего?» Чтобы другие люди при виде страданий ближнего остановились в повседневной суете, задумались о смысле бытия и вспомнили о том, что народная мудрость никому не велит зарекаться от сумы, от тюрьмы да от немощи.

…Вот уже полгода в самом центре Тулы на проспекте Ленина, у перехода на остановке «Улица Каминского», обитает безногий инвалид. В отличие от коллег, собирающих милостыню неподалеку, с наступлением сумерек он не отправляется в какое-нибудь теплое местечко. Идти ему некуда, а потому бедолага устраивается на ночлег прямо в остановочном павильоне на голой лавке.

С точки зрения бизнеса место он выбрал, что и говорить, удобное. Из перехода – в переход весь день толпой валит народ, нет-нет да и подкинет кто-нибудь калеке рублик-другой на бедность. А рядом кафешка, в которой всегда можно купить пирожок и горячий кофе.

– А чего это вы его фотографируете?! – налетает на репортерскую группу пожилая женщина в потрепанном пальтеце. – Несчастный человек, выживает как может, чего вы к нему привязались?

Объясняем, что вовсе мы не привязались, а прибыли после звонка в редакцию неравнодушных граждан, потребовавших, чтобы мы вмешались в ситуацию – негоже, мол, человеку жить на улице, тем более что на днях уже обещают морозы до минус пяти…

Поговорив с несчастным страдальцем, мы узнали, что зовут его Михаил Мотринец, ему без малого шестьдесят лет, а родом он из Закарпатья. Были у человека отец и мать, да умерли, а маленького Мишу отдали в детский дом.

Когда вырос, немало скитался по стране, потом осел в Туле, трудился на пивкомбинате, а жил в квартире любимой женщины на Косой Горе. Однажды после смены Михаил ждал вместе с другими работягами автобус, и тут в остановку на полном ходу влетел грузовик. Травмы были столь тяжелыми, что ноги пришлось отнять. Выписавшись из больницы, Мотринец получил на комбинате расчет, но деньги растаяли быстро, а вместе с ними и все документы. Калека сожительнице оказался не нужен, и она выставила его вон…

С тех пор прошло шестнадцать лет. В теплое время года инвалид перебивался на улицах, собирая милостыню, а в холода выручали больницы – до тех пор, пока повсеместно не принялись закрывать отделения сестринского ухода. Как переживет нынешнюю зиму, этот человек не представляет.

За полгода, что обитает «на Каминского», страдалец обзавелся если не друзьями, то сочувствующими. Ему приносят еду и вещи, кто-то снабдил инвалидной коляской со спущенными колесами. Но не все так добры. Как-то довелось наблюдать дикую сцену. Спешащие мимо нечаянно опрокинули плошку с милостыней, мелочь брызнула по тротуару, но никто не обращал внимания на просьбы безногого калеки помочь ему собрать деньги…

Но отзывчивых людей, несомненно, больше, иначе не смог бы Михаил прожить на улице более полутора десятков лет. Только вот проблему это не решает. Человеку нужен дом. Пусть даже и казенный…

Мы связались с департаментом социальной защиты населения, сотрудники которого пояснили, что занимаются этой проблемой. В социальную гостиницу, где ему пообещали помощь в восстановлении документов с перспективой оформления в интернат для престарелых и инвалидов, Мотринец идти категорически отказывается. Поэтому решено хлопотать о предоставлении ему койко-места в одной из больниц.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №45 от 2 ноября 2016

Заголовок в газете: Деваться некуда