В Туле никто не умер от алкоголя во время празднования Нового года

Алкоголь и суррогаты наносят вред не только на Новый год

14.01.2016 в 13:48, просмотров: 1461

В новогодние праздники никто из поступивших в Ваныкинскую больницу, Бог миловал, не умер. Это вообще случается сейчас куда реже, чем раньше.

В Туле никто не умер от алкоголя во время празднования Нового года
Фото: стоп кадр из фильма "Ирония судьбы, или с легким паром". От чрезмерно выпитого можно улететь не только в Ленинград.

В отделении острых отравлений Ваныкинской больницы каникулы прошли удивительно спокойно: поступил пациент в новогоднюю ночь, а еще двое – 1-го и 2-го числа. При том, что один из этих троих пострадал даже не от обильных возлияний: под бой курантов он решил свести счеты с жизнью, выпив запас успокоительных, который доктор на всю зиму прописал…

Заведующий отделением острых отравлений Владимир Асланян, работающий здесь тридцать лет, не без содрогания вспоминает время введения сухого закона, когда пьющая часть населения, не поступившись принципами, перешла на суррогаты. Пиво и два пшика из флакона с дихлофосом – это же один из классических коктейлей времен перестройки. Сегодня, благодаря поразительным ценовым перекосам, бытовая химия стоит гораздо дороже алкоголя, и народ травится не суррогатами, а вполне качественным пойлом, употребляя его в неимоверных количествах. Но даже знаменитый спирт «Рояль» был некогда вполне этиловым, вот только неосмотрительная фасовка в полторашках не позволяла нашему человеку остановиться прежде, чем бутылка опустеет…

В завершившемся году через отделение Асланяна прошло 408 пациентов с алкогольными отравлениями. Из них метиловым спиртом отравились 5 человек, трое умерли. Еще трое использовали в качестве спиртного тормозную жидкость. То есть от суррогатов алкоголя пострадали всего 8 человек, все остальные принимали нормальное горючее – просто чувство меры им было чуждо. Чувство меры по части выпивки вообще не содержится в нашей культуре. Напротив! Употребление горячительного вплоть до алкогольной комы или опоя дело почти естественное. Помните: «Эх, пить будем и плясать будем, а смерть придет, помирать будем»? Корректировка установок, содержащихся в песенном творчестве, в задачи медицинских работников, понятное дело, не входит…

Отравления неалкогольного происхождения тоже, естественно, были. 15 человек пострадали от растворителей. Стремясь переселиться в мир иной, 60 туляков скушали содержимое домашних аптечек, но суицид остался не завершенным. 30 наркоманов поступили с судорогами или без сознания после употребления спайсов. И 12 человек отравились прижигающими ядами – щелочами и кислотами.

По здешним меркам число неалкогольных отравлений не так уж велико, ни в какое сравнение не идет со временем развитого социализма, когда исправно крутились все шестеренки советской экономики. До начала 90-х от отравлений промышленными ядами: ртутью, хлорированными углеводородами, фосфорорганическими соединениями погибало 60-70 человек ежегодно. Сейчас таких отравлений нет совсем.

Но и количество пациентов с алкогольными отравлениями последние годы уменьшается. Частный медицинский сектор предлагает услуги по выведению из запоя прямо на дому, так что в стационар попадают те, у кого денег нет, пациенты в действительно тяжелом состоянии и лица, доставленные органами правопорядка.

В среднем в сутки в отделение поступают 8-10 человек, при этом совсем не обязательно все они нуждаются в медицинской помощи. Полиция привозит в больницу бомжей, а также тех, кто чувствует себя настолько хорошо, что сладким сном уснул в сугробе. В отсутствии сети медвытрезвителей и специальной службы, которая занималась бы именно этим контингентом, подобную публику просто некуда пристроить. Карета скорой помощи может доставить бесхозного алкоголика и в приемное отделение стационара по месту обнаружения, но там к таким пациентам относятся без энтузиазма.

Любить их в самом деле не за что. В приемном отделении на полу у горячей батареи только бомжи ведут себя достаточно пристойно – для них оказаться в комфортных условиях само по себе праздник. Остальные господа алкоголики, очухавшись, пытаются послать сотрудников за пивом, а когда те не идут, сквернословят, дебоширят, требуют отдельную палату.

Тем же пациентам, кто допился до состояния, которое называют «позвали оттуда» – с того света то есть, в отделении острых отравлений есть что предложить. Главная задача – проведение дезинтоксикации. Три аппарата искусственной почки, процедуры плазмофереза и «чистящие» капельницы вполне с этим справляются. Если необходимо участие врачей иных специальностей, многопрофильная больница может обеспечить такое участие тут же. С лекарствами, по заверению Владимира Асланяна, сейчас гораздо лучше, чем в недавние годы.

Если мера потеряна

Есть несколько приемов помощи при алкогольной интоксикации. Даже когда алкоголь уже почти полностью всосался в желудке, применение сорбентов поможет связать токсины в желудочно-кишечном тракте. Попробуйте принять столовую лодку «Полифипана» или 6-7 таблеток активированного угля – хуже не будет.

Точно поможет организму обильное питье: клюквенный морс, еще лучше минеральная вода, она ощелачивает кислую среду и восполняет дефицит минеральных солей. Очень полезен сладкий чай – стимулирует сердечно-сосудистую систему. Хорошим средством является отвар мяты.

Поскольку алкоголь активно выводит из организма соли калия, актуальны продукты, которые его содержат. Это картофель, курага, а также рассол, издавна применявшейся при абстинентном синдроме и алкогольной интоксикации. Рассол и простокваша являются любимым народным средством лечения похмелья у русского человека. Не лишним будет и совершить прогулку на свежем воздухе, лишь бы – не в сторону магазина…