Игра в имитацию: об истории пяти конституций

12 декабря 2017 в 00:16, просмотров: 6071
Игра в имитацию: об истории пяти конституций

История конституционного строительства в России насыщена радикальными поворотами и яркой риторикой. При всей разнице в текстах советских и современной конституций,  есть у них одна общая черта –  это декларативный характер.
 


Немногие страны могут похвастаться таким количеством изменений в главном документе страны, как Россия. Трансформация конституционных основ не ограничивалась внесением поправок и 5 раз выливалась в полную переписку главного юридического текста: в 1918, 1924, 1936, 1977 и 1993 годах. Более того, основной закон СССР варианта 1977 года за свои 16 лет существования претерпел столько изменений, что был похож на бесформенное чудовище, созданное Франкенштейном в своей лаборатории.

Конституция 1918 года была революционной, эмоциональной, крайне идеологизированной. Ее положения о борьбе за права всех угнетенных и эксплуатируемых народов распространялись за пределы советского государства, выступавшего «за победу социализма во всех странах». В документе впервые напрямую закреплялась диктатура пролетариата и  введен «трудовой ценз» для участия в выборах.

В конституции 1924 года оформили федеративное объединение социалистических республик. Новый основной документ выгодно отличало от первого значительное освобождение от идеологии и претензий на мировую революцию.

Обновление конституционной системы в 1936 году объяснялось  вступлением страны в новый этап своего развития, связанный с построением основ социализма. По факту, компартия просто набрала достаточной мощи для закрепления своей монополии на власть на конституционном уровне. В свежем документе закреплялась руководящая роль коммунистической партии, которая превращалась в государственную структуру. Тем не менее, всеобщее избирательное право не отменялось, однако выборы были безальтернативными, а потому фиктивными по своей природе.
Конституция 1977 года, ознаменовавшая этап «развитого социализма», несколько раз радикально переписывалась, особенно в период «перестройки». Знаменитая ст. 6, закреплявшая руководящую роль партии, была отменена в 1990 году и процесс распада страны стал необратимым.

Признание приоритета прав и свобод человека и гражданина, право на частную собственность, признание многопартийности, допущение свободы экономической деятельности – все это так напоминало агонию императорской России начала ХХ века, история которой завершилась кровью. Так произошло и в конце века: агония Советов закончилась вооруженным противостоянием исполнительной и законодательной власти в октябре 1993 года.

Новая конституция была принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года.
Она больше не называется «социалистической» и в ее тексте заложены основные принципы либеральной демократии. Реальность заставляет нас вспомнить о некоторых ключевых положениях конституции. О конституционном праве на частную собственность вспоминаем в недоумении по поводу реновации жилья, по поводу законов, по которым, в случае государственной необходимости, у любого рядового россиянина могут отнять его собственность – дом, квартиру, землю. О конституционном распределении полномочий между федеральным центром и субъектами федерации вспоминаем, видя развитую вертикаль власти, в которой гасится всякий управленческий импульс «с мест». Переписка сроков полномочий выборных госорганов и должностных лиц напоминает песню одной известной группы, которую в исполнении правящей элиты можно было бы перефразировать так: «Не стоит прогибаться под изменчивую конституцию, давайте прогнем ее под себя!»

Российская конституция – одна из самых демократичных в мире. Правда, таковыми называли и некоторые наши конституции советского периода. Вопрос в том, что это: декларация, декорация или руководство к действию…




Партнеры