Авдотья Смирнова побывала в Ясной Поляне

Дуня Смирнова хочет снять фильм о Льве Толстом

19 декабря 2016 в 13:40, просмотров: 3580
Авдотья Смирнова побывала в Ясной Поляне

Имя Авдотьи Смирновой у многих ассоциируется с ток-шоу «Школа злословия», где она в дуэте с Татьяной Толстой морально препарировала гостей программы. Кстати, ползущие змеи на заставке перед началом были изображены с согласия обеих.

Умная, острая на язык, талантливая Дуня Смирнова сменила много профессий: журналист, писатель, публицист, телеведущая, актриса. Теперь ее знают как успешного сценариста («Дневник его жены», «Глянец», «Мания Жизели» и другие) и режиссера («Черчилль», «9 Мая», «Кококо», «Отцы и дети»).

Самый известный фильм «Два дня» недавно был показан в ДК «Ясная Поляна», а после просмотра Авдотья рассказала:

– Я – страстная поклонница этой усадьбы, вообще, как можно догадаться, я люблю музеи и музейщиков. Так, фильм «Кококо» создавался в Кунсткамере, «Отцы и дети» – в Спасском-Лутовинове, а «Два дня» в Абрамцево. К тому же мой первый муж, отец нашего совместного любимого сына Данилы, – старший научный сотрудник Эрмитажа, так, что музейный мир я знаю прекрасно.

Мне давно хотелось экранизировать произведение Тургенева, казалось, что там все неправильно понято: это не политический, а глубоко семейный роман, где прослеживаются четыре любовные истории. Но аренда мебели и помещений на Мосфильме стоит невероятно дорого, а по распоряжению Министерства культуры нашу группу не пускали ни в одну усадьбу…  Помню, в кабинете министра Швыдкого я не выдержала и воскликнула: «Вы сами жалуетесь, что на всех каналах идут сплошные «стрелялки»! И вот пришла к вам я, простая русская женщина, далее – по тексту… и хочу экранизировать вещь из школьной программы, так где мне это делать?..»

– Разрешили?

– Да, но затем начались трудности в Спасском, где в первое время за нами напряженно ходили музейные работники, ожидая подвоха – пожара, порчи исторических объектов и прочего, хотя мы снимали не в самом доме, а во флигеле. Уже потом и они, и местные жители стали носить нам яйца, помидоры, чтобы подкормить, потому что увидели, что люди много и трудно работают – по тринадцать часов в день.

Эту усадьбу когда-то восстановил из руин Николай Ильич Левин, и там работала главным хранителем его дочка Маша (сейчас она уже стала директором). Она ненавидела нас больше всех, не хотела пускать на территорию, ожидала всяких пакостей и была страшно, чудовищно разочарована, что мы ничего не украли, не разбили,  полы не провалили…

– Фактически, вы описываете героиню ленты «Два дня».

– Да, и когда продюсер Рубен Дишдишян предложил мне написать лирический сценарий на Ксюшу Рапопорт и Федю Бондарчука, я знала, кто станет прообразом.

Романтическая комедия – жанр очень жесткий, по ее законам герои должны встретиться, как антагонисты, а уж потом вдруг – вспышка, и «невозможное становится возможным». Принц и Золушка, проститутка и миллионер, и когда я решила, что Бондарчук сыграет чиновника, то для противопоставления ему списала образ с волшебной девушки Маши из Спасского-Лутовинова.

Надо ли говорить, что когда мы приехали в усадьбы Абрамцево договариваться о съемках, все повторилось: нас не хотели пускать, находя массу причин – испортим, поцарапаем, забудем надеть тапочки… Но какими-то путями и ритуальными плясками в исполнении Федора Сергеевича Бондарчука, мы убедили руководство. Зато после выхода картины вышла амнистия и наступила благодать, и теперь, приезжая в любой музей, я слышу: «Проходите-проходите, мы вам все покажем!»

– Получили своеобразный пропуск во все хранилища?

– Хотя, когда я решила «подъехать» к его сиятельству графу, как я давно зову своего друга – советника Президента по культуре Владимира Ильича Толстого, то услышала: «Извините, это – к графинюшке, я там больше не рулю!» А дальше пошли классические фразы: «Да вам и дом Льва Николаевича совершенно не подойдет, лучше бы снимать во флигеле Кузьминских, но там размещаются фонды, и потому – невозможно!..»

Но я надеюсь, что хоть в аллее позволят…

– Хотите делать фильм о Толстом?

– В кино считается ужасно дурной приметой раскрывать свои планы на будущее, и я, кстати, в этом убедилась на своем опыте. Год назад «получила дубиной по зубам», потому что повсюду рассказывала о картине, которая еще не началась – восьмисерийном фильме об Александре Вертинском.

Мы с моим постоянным соавтором Аней Пармас написали сценарий, который понравился Анастасии Александровне – чего достичь очень непросто, уже шились костюмы и начинался кастинг и… средства на съемки не поступили.

Могу лишь отметить: тот сценарий, который мы написали сейчас и который уже прочли их сиятельства и осенили своим светлым семейным именем, – самый сложный в моей жизни. И он очень важен для меня, потому что вроде там речь идет про 1866 год, а на самом деле – про вечно важные в России проблемы. И я очень боюсь его сглазить.

Вообще, на фильмы той категории, которые я хочу снимать, деньги найти очень нелегко. Да, конечно, тут сразу возникает вопрос: «У вас же муж Чубайс, он не помогает?» Помогает. И на кино, и на помощь детям-аутистам, и на некоторые другие благотворительные программы.

– А в своих фильмах вы не планируете поработать в качестве актрисы?

– Ни за что! Хотя и восхищаюсь людьми, способными находиться по обе стороны монитора, это просто какие-то двужильные существа.

Брат мой младший, которому 25 лет и который, в отличие от меня имеет высшее режиссерское образование, выиграл конкурс на создание большого проекта на Первом канале – сериала «Садовое кольцо», который выйдет в следующем году. Мальчик он нахальный – это наше семейное качество, – и потому решил: все равно же никто не поверит, что самостоятельно победил, а не с помощью известного отца, режиссера ленты «Белорусский вокзал». И потому задействовал всю семью: папу, маму и трех сестер, в том числе меня в роли страшной – прости Господи! – суки. Но, проработав там три дня, я так устала, что поняла: больше – никогда!

– Вернемся к «Двум дням»: ваши персонажи и правда антагонисты во всем: как зрители хохочут, когда дуэт Рапопорт-Бондарчук ведет разговор о зарплатах!

– А как Дишдишян удивился: «Правда ли, что в музеях такие низкие ставки?» И это при том, что мы их в картине чуть завысили, надеясь, что к моменту ее выхода на экран произойдет тарификация.

– Перед началом прошла заставка на экране, что вы снимали сказку, о том, как федеральный чиновник в провинции влюбился в музейщицу…

– Ну, а кого бы еще эти актеры могли еще сыграть? Если сделать по сценарию Рапопорт колхозницей, а Бондарчука местным сельским милиционером, зритель не поверит. А нам нужна была романтическая комедия с хэппи-эндом. Я еще долго боролась с продюсерами, чтобы счастье было сомнительным: недаром там в финале – скандал между влюбленными. Но все-таки у меня отрезали самую последнюю реплику, которая уже шла на финальных титрах, когда герой Федора кричит: «Ну, почему мы, два взрослых любящих человека, не можем быть вместе?» И Ксения ему отвечала: «Да потому, что у нас разные ценности!»

– Как вам удалось избежать пошлости на экране – там же разные ситуации показаны…

– Кино не бывает добрым или злым, не бывает «чернухи» или «розовухи». Оскар Уайльд сказал: «Искусство не бывает моральным и аморальным: оно талантливо или бездарно». Я очень люблю фильм Ларса фон Триера «Меланхолия». Я рыдала, когда смотрела «Жизнь Адель» – была вся в соплях, как и героиня, хотя там тяжелая лента про лесбийскую любовь. Но это – шедевр. Я очень люблю творчество замечательного канадского режиссера Ксавье Долана, в частности – его фильм «Мамочка». И абсолютно убеждена, что фильм Алексея Балабанова «Груз 200» можно причислить к великому искусству. Кино должно быть разным, и тут вопрос о честности авторов: нельзя фальшивить.

Я изначально хотела показать, что зрительское кино можно делать непошлым. И кстати, эротические сцены между Ксенией Александровной и Федором Сергеевичем там не очень-то и нужны. К тому же, чтобы их снимать, нужно иметь высокий режиссерский уровень, которого у меня нет. Но могу сказать, что в этой битве я проиграла: картина «Два дня» в прокате провалилась: был очень хороший телепоказ и очень плохой – в кинотеатрах.

– Какие вопросы вам задают чаще всего?

– Очень любят спрашивать: «Вы же написали сценарий «Двух дней» по следам ваших отношений с Анатолием Чубайсом?» Нет, не по следам. Просто по разной своей работе – киношной, благотворительной, а до этого – по журналистской я довольно много сталкивалась с людьми из власти. И не разделяю общеинтеллигентского убеждения, что они спустились с Марса, чтобы уничтожить нашу трогательную, прелестную, толерантную цивилизацию. Я глубоко убеждена, что они – плоть от плоти нас всех, и в этих кругах точно так же, как и во всех других, встречаются люди жестокие и жалостливые, негодяи и достойные. Да, там случаются искусы, которые пройти тяжелее, чем где-то еще, но если они делают это достойно – а я всегда была убеждена, что такие люди есть, – то я счастлива, что вышла замуж за одного из них, скажу вам честно.

Бывают ли на свете чудеса – а я считаю случившееся со мной чудом, – да, бывают. Можно ли на них рассчитывать? Нет, никогда.



    Партнеры